Young migrants and refugees stand at a fence of the Moria detention center ARIS MESSINIS/AFP/Getty Images

Бесчеловечность европейской политики в отношении беженцев

МААСТРИХТ – Для тех, кто подал заявку на предоставление убежища и живёт в лагере беженцев Мориа на острове Лесбос в Греции, слово «почти» стало источником чувства опустошённости. Они почти сделали это. Они почти дошли до конца своего сурового пути. Как выразился Аараш, 27-летний отец маленькой девочки и обладатель диплома MBA из Кабула (Афганистан): «Когда уже всё, что можно, сказано и сделано, мы становимся лишь почти людьми». А Европа лишь почти их принимает.

«Почти» вызывает невыносимое отчаяние у соискателей убежища, которые оказались в ловушке на островах Лесбос и Самос, ведь они уже и так подверглись психологической травме во время своего путешествия и жизни в лагере. По данным доклада, опубликованного в октябре организацией «Врачи без границ», почти 50% беженцев на Самосе пережили насилие, пересекая территорию Турции, и почти 25% столкнулись с насилием после прибытия в Грецию. Официальным лицам, проводящим оценку недостатков в лагере Мориа, приходится спрашивать людей не о том, изнасиловали их или нет, а о том, как жестоко и часто.

На этом фоне неудивительно, что жители лагеря страдают психологически. Однако в листе ожидания на приём к психологу содержится более 500 имён, а значит, лишь немногие в итоге получат хоть какую-нибудь помощь. Небольшая клиника греческой некоммерческой организации «Международный центр чрезвычайного реагирования» в Мориа каждый день сталкивается со случаями самовредительства, и здесь не редкость суициды.

Специалист по психологическим травмам Пол Стивенсон описывал синдром деморализации, который он наблюдал, работая в центре содержания мигрантов на острове Науру у берегов Австралии. По его словам, после природной катастрофы вероятность посттравматического стрессового расстройства составляет примерно 3%. После теракта эта цифра возрастает до 25%. А в случае пыток и насильственной изоляции она подскакивает до 50%, потому что, как считается, это «наиболее деморализующая ситуация», которую только может испытывать человек.

Психологические пытки и насильственная изоляция – это фактически то, с чем сегодня сталкиваются беженцы в лагере Мориа. Хотя они вольны приходить и уходить по своему желанию, других мест для проживания или пунктов распределения продовольствия у них нет. Лагерь плохо и неадекватно оборудован, не говоря уже о постоянной угрозе жестокого обращения и злоупотреблений. По оценкам, сейчас здесь находятся около 6600 беженцев, хотя этот лагерь рассчитан на 3000 человек.

Эта ситуация резко контрастирует с заявлениями Евросоюза. Уже спустя год после европейского кризиса беженцев в Европе, или, если точнее, кризиса управления потоками беженцев, который достиг пика летом 2015 года, Евросоюз заявлял, что ситуация находится под контролем. Это правда, что к берегам Европы стало прибывать меньше беженцев, но любой, кто недавно был на Лесбосе, знает, что кризис далёк от завершения.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Аналитики сравнивают политику ЕС в области безопасности и предоставления убежища в Средиземноморье после 2015 года со строительством «крепости Европа». Но если ЕС – это крепость, то лагерь Мориа – это камера пыток в этой крепости, причём с совершенно ужасающими условиями, которые хорошо задокументированы. Это уже не «кризис беженцев» и даже не «кризис управления потоками беженцев». Теперь это уже спланированный гуманитарный кризис. И на фоне обилия данных и ресурсов у ЕС подобный исход можно расценивать исключительно как преднамеренный.

И действительно, в лагерях беженцев позволено царить кошмарным условиям, потому что власти хотят удержать других потенциальных соискателей убежища (в частности, тех, кто, возможно, и не имеет права на международную защиту) от попыток попасть в Европу, а потенциально даже заставить некоторых из тех, кто уже прибыл, вернуться домой. В соответствии с этой логикой, улучшение условий жизни в лагерях и предоставление беженцам разрешения на переезд на территорию материковой Греции могут стимулировать новую волну пересечения границ. Высший административный суд Греции усомнился в законности подобной политики сдерживания, ставшей результатом сомнительного соглашения между ЕС и Турцией. Но правительство Греции проигнорировало это решение суда.

Это бессердечная и циничная стратегия, полностью игнорирующая человеческое достоинство и оправдывающаяся словами нетерпимости и предвзятости. Действительно ли граждане и лидеры Европы готовы отказаться от своих базовых ценностей, например, солидарности и эмпатии, ради будущего за стенами, охраняемыми ливийскими наёмниками, ради сомнительной правомерности соглашения с Турцией, ради невообразимых условий жизни людей, пытающихся укрыться от бедности и конфликтов, которые возникли не без помощи Европы?

Вопреки любой логике, и несмотря на очередное «почти» после очередного «почти», жители лагеря Мориа сохраняют надежду, что Европа вскоре вспомнит о своих обязательствах по соблюдению прав человека и выполнит их. И одновременно они демонстрируют, что нередко человечность сияет особенно ярко именно в бесчеловечных условиях.

Вновь прибывшие получают поддержку своих землячеств, в том числе уроки выживания в деморализующей обстановке лагеря. Различные этнические сообщества лагеря нередко действуют вместе с целью гарантировать, чтобы, например, их соотечественники, у которых развивается психоз, попали в число тех, кто действительно получает лечение. Ваки, несмотря на невероятную личную психологическую травму, перенесённую до и после её прибытия в Грецию, заботится о детях двух семей, потому что их родители, впавшие в депрессию, этого делать не в состоянии.

Так не должно быть. Уже предлагается множество многообещающих мер, которые потенциально создадут безопасный, гуманный процесс предоставления убежища. Сюда входят гуманитарные визы; поиск совпадений в предпочтениях принимающей страны и тех, кто ищет убежища; переселение; более активная поддержка приграничных стран.

Выступать за принятие таких решений, возможно, не очень комфортно и политически не популярно. Разработка и утверждение новой политики предоставления убежища, которая бы уважала права и человеческое достоинство просителей этого убежища, потребует смелого лидерства. Но очевидно, что статус-кво просто неприемлем.

http://prosyn.org/Wg225G0/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.