40

Европейский вопрос в 2016 году

НЬЮ-ЙОРК – На пороге нового года мы наблюдаем мир, в котором множатся геополитические и геоэкономические риски. Большая часть Ближнего Востока в огне, разжигающем спекуляции на тему приближающейся затяжной войны суннитов с шиитами (схожей с Тридцатилетней войной в Европе между католиками и протестантами). Рост могущества Китая вызвал целую серию территориальных споров в Азии и поставил под сомнение стратегическое лидерство Америки в этом регионе. Вторжение России в Украину превратилось в полузамороженный конфликт, который, впрочем, может в любой момент снова стать горячим.

Кроме того, существует угроза очередной эпидемии, как это показали вспышки заболеваний атипичной пневмонией (SARS), коронавирусом ближневосточного респираторного синдрома (MERS), Эболой и другими инфекционными болезнями в последние годы. Ещё одной угрозой являются кибервойны, и не стоит забывать о негосударственных группах, которые разжигают конфликты и сеют хаос на территории Ближнего Востока и стран Африки, как северных, так и тех, что расположены южнее Сахары. Наконец, но далеко не в последнюю очередь, меняется климат, что уже наносит значительный ущерб: экстремальные погодные явления учащаются и становятся смертельно опасными.

Тем не менее, эпицентром геополитики в 2016 году, скорее всего, окажется Европа. Начать с того, что выход Греции из еврозоны (так называемый Grexit) был, по всей видимости, всего лишь отсрочен, а не полностью предотвращён, поскольку из-за пенсионной и других структурных реформ эта страна вступила на путь конфликта с европейскими кредиторами. Grexit, в свою очередь, может стать началом конца европейского валютного союза, поскольку инвесторы начнут задумываться о том, какая страна – возможно даже из числа ключевых (например, Финляндия) – выйдет из союза следующей.

Если случится Grexit, тогда вероятность выхода Великобритании из Евросоюза (так называемый Brexit) станет более реальной. За минувший год вероятность Brexit выросла по нескольким причинам. Недавние теракты, а также миграционный кризис в Европе повысили склонность Великобритании к изоляционизму. Под руководством Джереми Корбина Лейбористская партия стала ближе к лагерю евроскептиков. Между тем, премьер-министр Дэвид Кэмерон сам себя загнал угол, потребовав проведения таких реформ ЕС, на которые даже немцы, в целом симпатизирующие Британии, не могут согласиться. Многим в Британии Евросоюз кажется тонущим кораблём.