0

Европа и президент Буш

РИМ: Что сулит будущее трансатлантическим отношениям? Этот вопрос поднимается с приходом каждой новой Американской администрации. Ведь беспокойство о "усиливающемся атлантическом разрыве" существовало уже с начала 1970-х годов, заманчиво продолжать поддерживать это беспокойство, как если бы трансатлантические отношения остались в примерно том же состоянии, что и раньше. Правда, тем не менее, состоит в том, что Соединенные Штаты и ЕС стремительно развиваются каждый по своему собственному пути: следовательно, обе стороны Атлантики сталкиваются лицом к лицу с необходимостью управления еще более сложным комплексом отношений.

Необходимо противостоять еще двум другим соблазнам. С европейской стороны существует искушение ускорить превращение Союза в международного актора, постоянно заявляя о "автономности" или "независимости" от США. Давнишний анти- американский подтекст, конечно, безусловно приведет к тому, что как в любых несбалансированных на протяжении длительного периода отношениях, младший партнер будет стремиться к провозглашению заявлений, которые вызовут неверное восприятие.

Европейцы не должны поддаваться этому искушению, поскольку движение от зависимости к равному партнерству не измеряется риторикой. Наоборот, европейцы должны принять на себя более справедливую долю трансатлантического бремени, создавая действительно общую европейскую внешнюю политику, и думать и действовать как региональная сила, имеющая глобальное влияние. Если Евро будет успешно использоваться в качестве мировой валюты, что я уверен, произойдет, и если европейские силы быстрого реагирования вскоре станут действительностью, что, по моему мнению, тоже случится, ЕС обеспечит себе предварительные условия для равного партнерства - буквальным образом направляя свои деньги (и солдат) туда, где есть необходимость.

С американской стороны есть соблазн переиграть свою роль "единственной супердержавы", действуя в одностороннем порядке. Но это замаскированное под лидерство одиночество, которое не является интересом Америки. Национальные интересы не могут более эффективно достигаться в одностороннем порядке: глобальные интересы США наилучшим образом реализовываются при многостороннем сотрудничестве и работе международных структур.