4

Бессмысленные целевые показатели бюджетного дефицита Европы?

БРЮССЕЛЬ – Фискальные правила Европейского Союза за последние годы претерпели несколько крайне необходимых улучшений, однако еще многое предстоит сделать. В дополнение к тяготам недостатка ясности по ключевым вопросам, налогово-бюджетная политика ЕС остается чрезмерно сосредоточенной на краткосрочных целях, отраженных в его излишнем акценте на целях номинального дефицита в пределах ежегодных бюджетных циклов.

Безусловно, все страны ЕС имеют реальный интерес в финансовой устойчивости своих коллег. Однако годовой дефицит является слабым приближением вероятности того, что одному из членов, возможно, придется оплатить долг соседа. Тот факт, что условие наличия исключительного случая теперь может быть использовано для распределения нагрузки каких-либо необходимых корректировок на срок более одного года, несет определенную пользу. Однако это не исключает уклона в сторону краткосрочности, встроенного в фискальные правила ЕС.

В полностью интегрированном рынке ежегодное финансирование дефицита государственного бюджета не должно быть проблемой, если весь долг является устойчивым. Именно поэтому ЕС должен стремиться к созданию бюджетной основы, которая имеет единственную цель: обеспечить устойчивость долгов своих членов. По определению, эта цель будет зависеть от конкретной страны. При этом не будет требоваться дефицита ниже планки в 3 % от ВВП по каждому году для каждой страны. Однако это потребует более сложной аналитической основы, нежели текущая, которая просто строится на различии по признаку того, соответствуют ли страны потолку ЕС в 60 % от ВВП для государственного долга.

Еврозона, на данный момент, куда в лучшем положении для управления финансовой нагрузкой, нежели раньше. Схема «Прямых денежных операций» Европейского центрального банка обеспечивает важный обратный ход для устойчивости долга. И банковский союз, после завершения его создания, должен контролировать риск финансовых кризисов и их распространения. Между тем, количественное смягчение ЕЦБ снизило опасения о том, что правительства останутся без наличности, по крайней мере на некоторое время.