KHALIL MAZRAAWI/AFP/Getty Images

Новый подход к кризису беженцев в регионе MENA

БЕЙРУТ – Человеческие жертвы, вызванные насилием на Ближнем Востоке и в Северной Африке (MENA) достигли исторических масштабов. С 2000 года, примерно 60% смертей в мире, связанных с конфликтами, случилось в регионе MENA, в то же время, насилие в Ираке, Ливии, Сирии и Йемене продолжает перемещать миллионы людей ежегодно.

Для стран, принимающих беженцев из этих конфликтных зон, проблемы были крайне серьезными. Согласно отчету Международного валютного фонда, за 2016 год, государства MENA, граничащие с конфликтными зонами высокой интенсивности, столкнулись с ежегодным средним снижением ВВП на 1,9 процентных пункта, в то время как инфляция увеличилась в среднем на 2,8 процентных пункта.

Значительные притоки беженцев оказывают понижательное давление на заработную плату принимающей страны, усугубляя бедность и усиливая социальную, экономическую и политическую напряженность. Вместе с тем, большинство нынешних стратегий по оказанию помощи уделяют основное внимание краткосрочной помощи, а не долгосрочной интеграции. Учитывая масштабы и продолжительность кризиса беженцев в рамках MENA, совершенно очевидно, что необходим новый подход, который перенесет акцент с временных на полупостоянные решения.  

Для этого необходимо обратить первоочередное внимание на три направления поддержки беженцев. Во-первых, страны-доноры должны сделать больше для укрепления экономик принимающих стран. Например, посредством увеличения экспорта из принимающих стран или помощи при финансировании сектора здравоохранения и образования, доноры могли бы улучшить экономические условия для государств, соседствующих с конфликтными зонами, и в процессе создавать рабочие места для беженцев.

Однако, для того чтобы это принесло свои плоды, принимающим странам сначала необходимо устранить ограничения на возможность беженцев работать на законных основаниях. Предоставление перемещенным лицам возможности участвовать в официальных рынках труда дало бы им возможность получать доход, платить налоги, поскольку они развивают навыки, которые в конечном итоге могут быть использованы для восстановления их стран, разрушенных войной, и со временем, стать менее зависимыми от подачек.

Занятость может показаться очевидной, но в большинстве принимающих стран MENA в настоящее время беженцем запрещено занимать рабочие места в формальном секторе (Иордания является исключением, выдав сирийским беженцам около 87 000 разрешений на работу с 2016 года). В результате, многие беженцы вынуждены искать работу в неформальном секторе экономики, где они могут стать уязвимыми перед эксплуатацией и надругательствами.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Однако данные свидетельства, полученные из-за пределов региона, показывают, что при надлежащей интеграции беженцы приносят рынкам труда принимающих стран больше пользы чем затрат. Например, недавний анализ Центра исследований беженцев, Оксфордского университета показал, что в Уганде, компании, управляемые беженцами, фактически увеличивают, со значительным преимуществом, возможности трудоустройства для граждан.

Второй вопрос, который должен быть рассмотрен, это защита “личности” беженцев, как с точки зрения фактических документов, удостоверяющих личность, так и культурных прав. Исходя из этого, необходимо предпринять усилия для улучшения цифровой связи беженцев, с тем, чтобы они имели доступ к своим данным и своим сообществам.

Одним из способов сделать это было бы использование блокчейн технологии для обеспечения системы регистрации беженцев Организации Объединенных Наций. Это бы повысило эффективность предоставления продовольственной помощи, способствовало мобильности беженцев и улучшило бы доступ к услугам онлайн-платежей, что упростило бы беженцам возможность заработать и сэкономить деньги.

Улучшенный доступ к сетям связи, также поможет беженцам оставаться на связи с семьей и друзьями. Посредством проведения Интернета к беженцам, страны-доноры поддержали бы такие программы, как “цифровые классные комнаты” и онлайн-клиники по оказанию медицинской помощи, услуги, которые достаточно сложно доставить в сообщества беженцев. Перемещенные женщины, которые зачастую являются наиболее изолированными в ситуациях, связанных с переселением, были бы в числе основных бенефициаров.

Наконец, когда конфликты закончатся – и в конечном итоге так оно и будет – международное сообщество должно быть готово оказать помощь в восстановлении. После нескольких лет боевых действий, появятся инвестиционные возможности в таких местах, как Ирак, Сирия и Судан, а для перемещенных лиц из этих стран, восстановление приведет к росту и созданию рабочих мест. Стратегии регионального строительства могли бы снизить общие издержки, повысить эффективность и улучшить эффект масштаба.

Фактически, структурные элементы для региона MENA послевоенного периода должны быть введены в действие сейчас. Например, создание нового Арабского банка реконструкции и развития обеспечило бы доступность финансирования, когда возникнет такая необходимость. Этот финансовый институт – идея, которую я уже упоминал – могла бы с легкостью финансироваться и управляться Советом сотрудничества стран Залива при участии Европейского союза, Китая, Японии, США, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и других международных партнеров в области развития.

С помощью этого трехстороннего подхода, можно справиться с наихудшим кризисом беженцев, который пережил мир в течение десятилетий. Путем обеспечения доступа к работе, укрепления связи и цифрового доступа, а также создания основы для послевоенной реконструкции, люди разрушенного региона могут начать планировать более процветающее будущее. Альтернатива – краткосрочная помощь, которая стекается без конкретной стратегии – приведет к еще большему разочарованию.

http://prosyn.org/ze78x62/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.