A Yemeni boy school writes as he sits outside a school AHMAD AL-BASHA/AFP/Getty Images

Прекратить войну против образования

ГОНОЛУЛУ – Моя трёхлетняя племянница твёрдо верит в силу «хороших парней». Когда я прихожу к ней, она тащит меня к книжной полке в своей комнате и начинает доставать одну за другой книги с одинаковым финалом: в больших или маленьких битвах хорошие парни всегда побеждают.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

У меня не хватает сил рассказать ей, что в реальном мире честная борьба и благоприятный исход являются исключением. В современных войнах не соблюдаются никакие правила, а лояльность их участников никогда не бывает однозначной. На мой взгляд, ничто не иллюстрирует эту истину столь же ужасно, как рост нападений на школы и преподавателей в зонах конфликтов.

В мае «Глобальная коалиция защиты образования от нападений» опубликует доклад «Образование под атакой», который подтвердит, что негативное влияние войн и боевых действий на учебные заведения достигло максимального уровня в современной истории. Цифры по-настоящему шокируют. В мире около 80 миллионов детей не могут посещать школы из-за вооружённого насилия. В первой половине 2017 года произошло более 500 нападений на школы в 20 странах; это значительный рост по сравнению с предыдущими годами. По данным ООН, в 15 из этих стран солдаты правительства или силы повстанцев захватывали школы для военных целей.

По очевидным причинам правительства, которые поддерживают нападения на школы и преподавателей в любой форме, следует привлечь к ответственности. Дети, вынужденные жить в зонах конфликтов, уже и так страдают, но когда война лишает их образования, они переживают двойную трагедию.

Только взгляните, как сильно война нарушает процесс обучения детей. В начальных школах Сирии до начала нынешнего конфликта обучалось более 90% детей. А сегодня в зонах, где ведутся боевые действия, этот уровень упал ниже 30%. В Йемене, охваченном войной и голодом, более двух миллионов детей от шести до девяти лет не ходят в школу. Почти половина из 700 школ под управлением ООН в Сирии, секторе Газа, Ливане, Иордании и на западном береге реки Иордан подвергались нападениям или закрывались, по крайней мере, один раз за последние годы.

Гуманитарные кризисы часто приводят к появлению политической воли; неоправданные страдания других, а особенно детей, заставляют международное сообщество выделять средства и силы на улучшение их тягостного положения. К сожалению, эта щедрость редко распространяется на поддержку образования в зонах, охваченных войной. Каждый четвёртый из миллионов детей, не посещающих школу во всём мире, живёт в стране, находящейся в кризисе. Тем не менее, на долю образования приходится лишь 2% общей гуманитарной помощи, при этом удовлетворяется лишь 38% нужд в чрезвычайной помощи образованию.

В апреле 2000 года, когда были приняты «Дакарские рамки действий», подписавшие его страны назвали военные конфликты «важнейшим барьером» на пути достижения цели обеспечить «образованием всех», то есть одной из «Целей устойчивого развития» ООН. В этом документе выражалось также консенсусное мнение о том, что правительства и организации гражданского общества должны как можно быстрее заниматься «восстановлением разрушенных или пострадавших систем образования» везде, где это возможно. Почему же тогда, спустя два десятилетия после подписания этого документа, обязательство заниматься восстановлением школ регулярно игнорируется?

Образование – это ключ к восстановлению домохозяйств и стран, пострадавших от конфликтов. Каждый год дополнительного школьного обучения увеличивает будущие доходы учащихся в среднем на 10%, повышая их долгосрочную финансовую стабильность и помогая снизить риски возобновления насилия. Иными словами, атаки на образование в буквальном смысле являются атаками на наше коллективное будущее.

В зонах конфликта девочки, как правило, в 2,5 раза чаще мальчиков оказываются вне школы. Между тем, инвестиции в девочек приносят долгосрочные выгоды, способные преобразить общество и искоренить нищету. Образованные девочки с меньшей вероятностью выходят замуж в юном возрасте, у них меньше детей, и у этих детей лучше здоровье. Кроме того, женщины, занимающиеся трудовой деятельностью, реинвестируют 90% своих доходов в общество, в котором они живут.

У стран, находящихся в состоянии конфликта или вышедших из него, может не быть финансовых возможностей для восстановления школ в процессе общей реконструкции. Именно поэтому так важна международная поддержка. Мировому сообществу нужно найти $2,3 млрд, необходимые для повышения доступности образования в конфликтных зонах. Одновременно финансовые доноры должны выделять средства учреждениям, которые помогают детям, получившим психологическую травму из-за стресса войны. Для многих детей в конфликтных зонах психосоциальная и эмоциональная поддержка так же важна, как и возможность учиться.

Мир детских книг моей племянницы, где каждая история излагается на нескольких страницах в картинках и завершается фразой «жили долго и счастливо», никогда не станет реальностью. Но поскольку крёстных фей и волшебных покровительниц не существует, мир нуждается в реализуемых решениях, которые могут помочь хорошим парням (и девчонкам) победить. Обучая каждого ребёнка, в том числе тех, кто находится в опасности, мы сумеем создать мир, который будет чуть менее злым.

http://prosyn.org/kouFcx5/ru;

Handpicked to read next