qian11_Peter CharlesworthLightRocket via Getty Images_chinafamilyplanning Peter Charlesworth/LightRocket via Getty Images

Экономические основы успехов и провалов китайского коммунизма

ЭВАНСТОН – «За прошедшие сто лет [Коммунистическая партия Китая] объединила китайский народ, который под её руководством написал самую блистательную главу в многотысячелетней истории китайского государства», – заявил председатель КНР Си Цзиньпин на праздновании столетия КПК. В своей речи он подчёркивал роль партии в обеспечении успехов Китая, в том числе его экономического подъёма. Однако в реальности экономическая политика КПК приносила неоднозначные результаты, при этом даже те, кто признаёт этот факт, часто не замечают, что в основе её успехов и провалов лежат одни и те же экономические факторы.

Си Цзиньпин прав, заявляя, что под руководством КПК Китай совершил «исторический скачок» – от одной из самых бедных в мире стран со «сравнительно отсталыми производительными силами» к стране со средним уровнем доходов, которая обладает второй крупнейшей в мире экономикой. Однако он не упомянул о том, что это достижение омрачают крупные провалы, например, политика «Большого скачка» (1958-1962 годы), которая привела к самому страшному голоду в истории человечества, а также десятилетия действия строгих законов о семейном планировании, которые способствовали обострению демографического кризиса.

КПК обладает способностью эффективно мобилизовать ресурсы, что позволяет ей обеспечивать общественные блага в крупных масштабах, а это помогает стимулировать развитие. Особенно следует отметить огромные инвестиции партии в здравоохранение и образование, начиная с 1950-х годов. Благодаря этому Китай – едва ли не самыми быстрыми темпами в истории – добился устойчивого роста продолжительности жизни: с 35-40 лет в 1949 году до 77,3 лет сегодня. Показатели охвата школьным образованием также резко выросли: с 20% до практически всеобщего охвата в начальной школе и с 6% до примерно 88% – в средней школе. Грамотность повысилась с 20% в 1949 году до 97% сегодня.

После реформ 1978 года государство также активно инвестировало в транспорт и возобновляемую энергетику. В период с 1988 по 2019 годы общая протяжённость китайских скоростных шоссе увеличилась в шесть раз, и сейчас она превышает протяжённость автомагистралей между штатами в США.

Кроме того, Китай построил 50 атомных электростанций третьего поколения и вводит в строй 6-8 новых реакторов каждый год. А недавно он объявил о проекте строительства линий электропередач сверхвысокого напряжения. Подобные проекты реализуются в рамках амбициозного обещания обеспечивать за счёт энергии ветра, воды и солнца 25% первичного энергопотребления в Китае к 2030 году.

Способность мобилизовать ресурсы для инвестиций в общественные блага в столь крупных масштабах – одна самых сильных сторон КПК. Это стало возможно, потому что партия обладает достаточной политической властью, чтобы диктовать экономическую политику, полезную для общего роста экономики на тех направлениях, где частные инвестиции были бы не вполне оптимальны.

Subscribe to Project Syndicate
Bundle2021_web4

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world's leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more. All for less than $9 a month.

Subscribe Now

Здравоохранение, образование, возобновляемая энергетика и инфраструктура несомненно помогают общему росту экономику и создают значительную общественную стоимость. Но люди, которые от этого выигрывают, не всегда являются теми же самыми людьми, которые за всё это платят. Образованные и здоровые люди экономически более продуктивны, но родители, которые совершают соответствующие инвестиции, не всегда пожинают их плоды. Возобновляемая энергетика выгодна будущим поколениям, но наносит ущерб локальной экономике, которая сегодня зависит от угля. Новые шоссе выгодны тем населённым пунктам, которые они соединяют, однако фермеры могут потерять источники существования, когда их землю реквизируют под строительство новой дороги.

Всё это классические примеры расхождений в частных и общественных интересах, что может привести к субоптимальным инвестициям. Без государственного вмешательства не инвестируется достаточно средств. Но если в одних странах у представителей частных интересов есть возможность добиться своего, то в Китае КПК обладает достаточной властью, чтобы навязывать всем свои решения. Да, решительное политическое лидерство часто стимулирует прогресс, но масштабы и интенсивность проводимой в Китае политики означают, что в случае принятия властями ошибочных решений, их последствия могут легко оказаться катастрофическими.

Именно это произошло во время «Большого скачка», когда в результате коллективизации сельского хозяйства крестьяне были вынуждены выращивать урожаи, не получая финансовое вознаграждение и не имея прав частной собственности. Искажённые стимулы затруднили как поддержание производства, так и отслеживание объёмов регионального выпуска и мощностей. Наступивший затем Великий китайский голод привёл к гибели 22-45 миллионов человек всего за два года и к стагнации экономики: Китай фиксировал нулевой или отрицательный рост экономики ежегодно в течение двух следующих десятилетий.

Китайская политика в сфере рождаемости грозит созданием другой серьёзной проблемы. Когда в 1949 году была основана Китайская Народная Республика, её население составляло 540 млн человек. КПК принимала меры по стимулирования рождаемости, например, ограничив доступ к контрацепции, и в результате к 1971 году население страны увеличилось до 841 млн.

Но к этому моменту Китай уже пережил экстремальный голод, поэтому КПК переключилась на ограничение рождаемости: с 1979 по 2016 годы в стране проводилась экстремальная политика «один ребёнок в семье». В этот период население продолжало увеличиваться и сегодня достигло 1,4 млрд человек. Однако политика одного ребёнка привела к значительному увеличению коэффициента демографической нагрузки пожилого населения и способствовала резкому перекосу соотношения полов в сторону мужчин.

Как осуществление партией политики «Большого скачка» и семейного планирования, так и её инвестиции в здравоохранение, образование, возобновляемую энергетику и физическую инфраструктуру, стали возможны благодаря способности КПК подстёгивать низовую мобилизацию, убеждая сторонников и принуждая отстающих. Однако есть и одно важное различие в фундаментальных экономических факторах.

Большинство выгод сельскохозяйственного производства и рождаемости достаётся частным лицам, которые за них платят; и здесь общественные и частные ценности почти совпадают. А когда индивидуальные интересы совпадают с нуждами общества, нет особой необходимости для государственного вмешательства. Прибавьте сюда трудности реализации подобного вмешательства (например, оценка количества продовольствия, которое должен произвести фермер, или количества детей, которое должно быть в семьях), и вы увидите, что вмешательство в этих сферах является не только малополезным, но и крайне затратным.

В юбилейной речи Си Цзиньпина уделялось много внимания планам партии на будущее и её цели «превратить Китай в современную социалистическую страну во всех аспектах» к 2049 году, то есть к столетней годовщине Народной Республики. Для успеха КПК нужно будет использовать свою политическую власть для проталкивания тех или иных экономических решений. Можно лишь надеяться, что она будет использовать эту власть разумно, сосредоточив внимание на общественных благах, у которых общественная стоимость намного выше частной, а все остальные вопросы оставит на усмотрение китайского народа.

https://prosyn.org/83AHLdMru