22

Новый макроэкономический реализм ЕЦБ

НЬЮ-ЙОРК – Европейский центральный банк (ЕЦБ) наконец запустил программу количественного смягчения. Ключевой вопрос на данном этапе: предоставит ли Германия ЕЦБ достаточную свободу маневра, чтобы провести денежную экспансию с необходимой смелостью.

Хотя количественное смягчение (сокращенно QE) не может привести к долгосрочному росту экономики, оно способно помочь завершению нынешней рецессии, в которой еврозона находится с 2008 года. Рекордные уровни фондовых индексов в Европе на этой неделе (в ожидании решения о QE) свидетельствуют не только о растущей уверенности рынков; биржи являются непосредственным каналом, с помощью которого монетарное смягчение поможет расширить инвестиции и потребление.

Однако некоторые наблюдатели, например, Нобелевский лауреат Пол Кругман и бывший министр финансов США Ларри Саммерс, продолжают сомневаться в том, что QE может быть на самом деле эффективным. Как недавно сформулировал Кругман, «дефляционная воронка» тянет вниз большую часть мировой экономики, поскольку падение цен вызывает неизбежное, спиральное снижениеспроса. Всемирный банк и Международный валютный фонд, похоже, согласны с этим мнением: недавно они немного понизили прогнозы экономического роста.

Пессимисты утверждают, что мировая экономика страдает от непреодолимого дефицита совокупного спроса, ведущего к новой «вековой стагнации». Монетарная политика представляется им сравнительно неэффективной из-за почти нулевых номинальных процентных ставок. В такой ситуации, как они уверяют, центральные банки более или менее беспомощны в борьбе с дефляционной воронкой, а экономика попадает в печально знаменитую ловушку ликвидности. В данном сценарии нехватка спроса подпитывает сама себя, снижая цены и поднимая реальные (скорректированные на инфляцию) процентные ставки, тем самым, еще больше сокращая спрос.