0

Переворачивая Страницу об Эболе

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ – вспышка лихорадки Эбола, которая началась в прошлом году в Гвинее, Сьерра-Леоне и Либерии, трех из четырех стран бассейна реки Мано, является наиболее тяжелой в истории болезни, так как заболевание было впервые диагностировано в Центральной Африке в 1976 году. Последствия эпидемии были разрушительными, что ставит под вопрос значительный социально-экономический прогресс наших трех стран, после десятилетий конфликтов и нестабильности.

Регион до сих пор зарегистрировал в общей сложности 25 791 случай заболевания и 10 689 смертей – что, почти в десять раз превышает число смертей от предыдущих эпидемий лихорадки Эбола, вместе взятых. На 2014 год, прогнозируемые темпы роста для наших трех стран составляли 4,5% -11,3%. Эти прогнозы уже были сокращены до 2,2%, в лучшем случае. В отсутствие мер по смягчению последствии, рецессия не может быть исключена.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Неконтролируемое распространение болезни, выявило недостатки наших национальных систем здравоохранения, а также слабый потенциал региональных и глобальных институтов по координации и эффективному реагированию. Проще говоря, мы были плохо подготовлены, чтобы справиться и гораздо меньше подготовлены, чтобы предотвратить вспышку такого масштаба.

Мы несем коллективную ответственность за тысячи жизней, которые унес вирус Эбола и десятки тысяч людей, страдающих от этого заболевания. И сегодня, благодаря организационному совершенствованию и адаптации, мы ближе к победе в борьбе против лихорадки Эбола. Хотя болезнь не удалось сдержать и искоренить во всем регионе, ее распространение замедлилось; теперь надо начать планирование нашего выздоровления, которое должно включать укрепление национальных, региональных и международных систем защиты жизни и будущего нашего народа.

Мы, президенты трех пострадавших стран, встретились в Конакри, Гвинея, в феврале, с присоединившимся Кот-д'Ивуар, чтобы принять общую стратегию и положить конец эпидемии, также разработать руководство социально-экономического пост-Эбола восстановления. Вслед за этой встречей, последовала встреча доноров в Брюсселе в начале марта, и совещание в Фритауне, Сьерра-Леоне, спустя две недели, чтобы координировать наши технические комитеты. Мы будем продолжать наращивать эти усилия в Вашингтоне, округ Колумбия, на весенних встречах Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Мы полны решимости искоренить Эбола, путем обмена информацией, обменом технической экспертизы, созданием инновационных и доступных обществу систем здравоохранения и активизацией стратегий в области государственного образования, в том числе мер, которые могут быть распределены в семьях, стандартов (ВСГ), таких как водоснабжение, санитария и гигиена. Только тогда инвестирование в частный сектор - двигатель занятости и стабильных источников средств к существованию - начнет восстанавливаться.

Распространению вируса Эбола способствовала общая история и культура наших стран, что позволило болезни легко пересекать границы и быстро перемещаться из отдаленных сельских районов в городские центры. К сожалению, эпидемия заставила нас закрыть некоторые из наших границ, препятствуя доступу к родственникам и уходу за ними.

Мы хотим, чтобы наша инфраструктура, политики в области здравоохранения и экономические преимущества работали на благо людей по ту сторону границы, посредством каналов - систем общинной поддержки и коридоров развития - которые поощряют сотрудничество и создание рабочих мест. И мы просим наших международных партнеров, поддержать общий план экономического стимулирования, с акцентом на практические решения, которые могут улучшить рост и повышение занятости населения.

Четыре элемента имеют важное значение для наших усилий по восстановлению. Первым компонентом является создание устойчивых систем здравоохранения, которые требуют квалифицированных работников в области здравоохранения на местах, в целях расширения покрытия сельских зон. Также требуются программы по общенациональному водоснабжению и канализации, в каждой стране есть необходимость в хорошо оборудованных центрах по борьбе с инфекционными заболеваниями.

Во-вторых, мы должны сосредоточиться на инфраструктуре, в частности дорогах, электрических и телекоммуникационных сетях. Мы просим Африканский Банк Развития, взять на себя инициативу по созданию инфраструктурного фонда, расширить Инициативы Реки Мано, запущенной в 2013 году, с целью содействия региональной интеграции. И мы просим наших партнеров признать, что программы, изначально запланированные на десятилетний период, должны быть реализованы в срочном порядке.

В-третьих, мы должны поддерживать восстановление экономики, посредством поощрения доверия в частном секторе, который сильно пострадал от роста расходов в регионе. В частности, регион выиграет от субсидий местным предпринимателям, льготного финансирования и кредитов иностранным инвесторам, а также бюджетной поддержки со стороны правительства.

Наконец, в соответствии с рекомендацией Комиссии по Африке, Организации Объединенных Наций и Африканского союза, мы просим полного списания нашей внешней задолженности. Это позволит нам восстановить фискальную гибкость, это необходимо, чтобы мы могли софинансировать реконструкцию наших систем здравоохранения.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Мы призываем наших международных партнеров, поддержать наше экономическое восстановление, в том же духе сотрудничества и с тем же чувством ургентности, что помогло нам бороться с вирусом Эбола. Вместе мы можем построить систему здравоохранения, инфраструктуру и региональные институты, которые будут сильнее, чем до начала эпидемии. Вместе мы можем построить прочное наследие здоровья и прогресса для наших народов.

Перевод Вадим Барба