krauss58_Albert CaraAnadolu Agency via Getty Images_macron draghi Albert CaraAnadolu Agency via Getty Images

Новый франко-итальянский альянс в Европе

СТЭНФОРД – Премьер-министр Италии Марио Драги и президент Франции Эммануэль Макрон готовятся подписать двусторонний договор – так называемый Квиринальский договор, названный так в честь римского дворца. Он призван подстегнуть экономическое и стратегическое сотрудничество двух стран. Однако новая державная ось Париж-Рим способна на значительно большее: она вполне может изменить динамику лидерства внутри всего Евросоюза.

Новый альянс Драги и Макрона может выглядеть странным союзом, потому что часть французов смотрит на итальянцев сверху вниз. Я лично неоднократно был свидетелем такого отношения, когда жил в Экс-ан-Провансе, месте, где французская и итальянская культура часто конкурируют и конфликтуют. Но сегодня, когда Италией руководит исключительно компетентный и опытный Драги, сурово судить об итальянцах из-за состояния их политики стало намного труднее.

Спустя всего десять месяцев после вступления в должность Драги стал одним из наиболее уважаемых и влиятельных политиков в Европе. Накануне октябрьского саммита «Большой двадцатки» в Риме он провёл частную встречу с президентом США Джо Байденом – этот тет-а-тет подтверждает его высокое положение в трансатлантическом альянсе. Как пишет газета «New York Times», на встрече Байден говорил о том, что «Италии и Америке нужно демонстрировать способность демократии успешно функционировать, а Драги именно это и делает».

Однако Драги не только показывает миру, что Италия может функционировать так же, как и другие богатые, современные страны. Стойкий адепт Европы, Америки и НАТО, итальянский премьер уже сделал ряд мудрых политических шагов, способных изменить лицо Европы и ЕС. Прежде всего, он установил тесные отношения с Макроном. Работая вместе, эти два лидера получают отличный шанс увеличить влияние на политику ЕС (от экономики до обороны), причём особенно теперь, когда Ангела Меркель покидает пост канцлера Германии после 16 лет у власти. Квиринальский договор – это конкретный результат их нового сотрудничества, призванного заполнить пробел, который создаётся уходом Меркель.

Если они добьются в этом успеха, тогда центр влияния в ЕС сдвинется на юг – и в сторону усиления европейской интеграции. В этом Драги и Макрон демонстрируют полное согласие, в том числе по критически важному вопросу европейской обороны. Оба уверены в способности Евросоюза действовать независимо в качестве военной силы, в полной мере сохраняя при этом обязательства перед НАТО.

Байден, похоже, согласен с таким подходом. По данным «Times», «мистер Байден заявил мистеру Драги [во время их октябрьской встречи], что считает сильный Евросоюз – даже ЕС с единой военной обороной – отвечающим интересам США». Учитывая усиление внимания Америки к Азиатско-Тихоокеанскому театру, объединённый европейский оборонный потенциал – это именно то, что нужно США.

Subscribe to Project Syndicate
Bundle2022_YA2022_Web_Discount

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world’s leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more – for less than $5 a month.

Subscribe Now

В условиях, когда Китай под властью председателя Си Цзиньпина становится всё более воинственным, европейские оборонительные силы могли бы заполнить стратегические пробелы, возникающие из-за стремления собственно НАТО переориентироваться на Азию. Ошибочно утверждать, будто Америка разворачивается спиной к Европе, совершая свой поворот к Азии. Поддержка большей военной независимости Европы означает, что НАТО высвободится для того, чтобы сфокусироваться на Китае, который создаёт для Европы значительную военную угрозу, равно как и для США.

В любом случае молчаливая поддержка администрацией Байдена единых европейских оборонительных сил обеспечит Драги и Макрону дополнительную амуницию для продвижения этой идеи. Учитывая вероятность сильной оппозиции со стороны Германии и некоторых стран Центральной Европы, едва ли этот вопрос можно считать решённым.

Потенциал альянса Драги и Макрона повышается благодаря тому, что новое немецкое правительство может с намного большей симпатией относится к их мировоззрению, чем это когда-либо делала Меркель. Вместо «фрау Нет», возражавшей против большинства инициатив, которые были призваны углубить интеграцию в ЕС, они, вероятно, найдут в лице её преемника дружелюбного «герра Может быть». Хотя Олафа Шольца из партии социал-демократов (почти несомненно он будет следующим канцлером Германии) ещё надо будет убедить в выгодности всех этих перемен (особенно в углублении интеграции), он не будет с ходу отвергать новые идеи, даже не рассмотрев их, а именно так в большинстве случае и происходило на протяжении последних 16 лет при Меркель. Кроме того, Шольц будет работать с партнёрами по коалиции, которые намного более открыты к интеграции (хотя партия свободных демократов сохраняет скептический настрой по поводу усиления финансовой интеграции).

Трёхпартийное коалиционное правительство в Германии, состоящее из социал-демократов, зелёных и свободных демократов, может оказаться большим благом для европейского проекта, и это касается не только оборонной политики. По самым разным вопросам – от бюджетного и валютного союза до еврооблигаций, Китая и России – Драги и Макрон больше не будут биться головами в закрытые двери.

Значительное ускорение европейской интеграции сегодня выглядит вполне возможным. И крайне насущным, учитывая возможный возврат Дональда Трампа в Белый дом в 2025 году. Одна только мысль об этой перспективе должна страшно пугать большинство европейцев, побуждая их к максимальному ускорению интеграции, несмотря на любые препятствия. И можно ли их в этом винить?

https://prosyn.org/q1hdZpAru