0

Тяжелые времена в США?

На протяжении большей части последнего десятилетия весь мир выслушивал наставления от США, провозгласивших совершенство американской экономики с ее акцентом на конкуренции, достаточно свободным трудовым законодательством и скромными социальными гарантиями, что, предположительно, обеспечивало динамизм и высокие темпы роста.

Континентальной Европе было велено следовать модели США и либерализовать свои рынки труда, чтобы компании, желающие нанять работников, могли сделать это без потери денег, и чтобы заработная плата для безработных, нашедших новую работу, не оказалась слишком маленькой компенсацией за потерю пособий, предоставляемых системой социального обеспечения государств всеобщего благосостояния. Японии было сказано национализировать все убытки, понесенные банковской системой страны, когда лопнул японский мыльный пузырь, а затем заново приватизировать те ее части, которые все еще могли преуспеть как действующие предприятия, и ликвидировать все остальные. Восточноазиатским «тиграм» было велено отказаться от германо - японской финансовой системы, основанной на деятельности универсальных банков, и принять англо - американскую модель, основанную на ликвидных финансовых рынках. Им также было указано на желательность лучшего регулирования их финансовой системы.

Другим развивающимся странам было сказано, что сохраняемые ими торговые барьеры, их «любовь» к инфляционным процессам в финансовой системе, неспособность пресечь уклонения от уплаты налогов, а также отсутствие в этих странах правительства достаточно сильного, чтобы обеспечить соблюдение прав собственности и прав, вытекающих из контракта, вопреки сопротивлению местной знати, преступных группировок и, что самое главное, своих собственных чиновников, не давали им возможность пользоваться благами нового глобализованного экономического изобилия.

Сегодня настало время «расплаты», когда весь мир читает Америке наставления о том, как привести в порядок ее теперь уже несовершенную экономику. Но может ли эта критика быть конструктивной, а не являться выражением Schadenfreude , т.е. (несомненно, доставляющего огромное наслаждение) злорадства?