Американский Невилл Чемберлен

ПРИНСТОН – Когда страны начинают нервничать по поводу своей безопасности, они часто настаивают на необходимости снизить зависимость от иностранной продукции, сократить цепочки поставок, производить больше товаров внутри страны. Но действительно ли протекционизм повышает безопасность? Сейчас, когда мир находится на пороге полномасштабной торговой войны, мы должны проанализировать аргументы, которые приводятся в пользу протекционизма, а затем вспомнить о крупнейшей торговой войне XX века.

В дебатах по поводу торговли обычно присутствует изрядная доля двуличия. Пошлины на импорт и другие подобные меры часто изображают удобными внешнеполитическими инструментами, которые служат общему благу. Но если присмотреться к тому, что стоит за этой риторикой, становится очевидно, что в реальности все эти меры приносят пользу лишь определенным группам избирателей и являются не более чем несправедливой формой налогообложения.

Президент США Дональд Трамп доказывает, что торговая война – это всего лишь средство достижения цели. По его мнению, пошлины являются разумным ответом на несправедливую валютную политику других стран и угрозы национальной безопасности. Но здесь, разумеется, имеется и внутриполитический расчёт: пошлины помогут конкретным производителям и избирателям, потому что товары их конкурентов станут дороже. Проблема в том, что пошлины неизбежно вынуждают потребителей страны оплачивать эту субсидию, потому что для них повышаются цены.

Нет ничего нового в утверждении Трампа, что «торговые войны – это хорошо, в них легко побеждать». А это означает, что мы можем проверить его заявления на исторических примерах. В 1932 году, будучи британским канцлером казначейства, Невилл Чемберлен изменил сохранявшуюся на протяжении ста лет позицию своей страны как главного защитника свободной торговли. Встревоженный постоянным торговым дефицитом Великобритании, он объявил о введении новой «системы протекционизма». Он рассчитывал использовать её «для переговоров с иностранными государствами, которые до сих пор не уделяли большого внимания нашим предложениям».

Чемберлен пришёл к выводу, что будет совершенно «благоразумно вооружить нас таким инструментом, который будет, по крайней мере, столь же эффективен, как и те инструменты, которые могут дискриминационно использоваться против нас на зарубежных рынках». Как показали дальнейшие события, он прокладывал путь ко Второй мировой войне. Его торговая политика ослабила Британию и укрепила Германию. А буквально через шесть лет его политика умиротворения нацистского режима в Германии достигла кульминации – Мюнхенского соглашения 1938 года, которое спустя шесть месяцев Гитлер разорвал, уничтожив остатки Чехословакии и поставив эту страну под контроль Третьего рейха.

В межвоенные годы царил страх перед возрождением немецкого национализма. С точки зрения западных держав, для сдерживания Германии требовалась либо система альянсов, либо более амбициозный пакт о коллективной безопасности. Франция предпочитала первый вариант и отстаивала систему, в которой её альянс с Польшей плюс «Маленькая Антанта» Чехословакии, Румынии и Югославии могли бы сдерживать венгерский и немецкий экспансионизм. Великобритания предпочитала второй вариант и видела в Лиге наций наиболее эффективный инструмент защиты территориальной целостности.

Subscribe now

Long reads, book reviews, exclusive interviews, full access to the Big Picture, unlimited archive access, and our annual Year Ahead magazine.

Learn More

Оба подхода провалились во время Великой депрессии, и это было вызвано в первую очередь собственной протекционистской политикой Франции и Великобритании. Обе страны резко переключились на политику высоких пошлин и квотирования импорта, в которой предпочтение отдавалось продукции их заморских имперских владений. В результате промышленные производители Чехословакии и сельскохозяйственные экспортёры Румынии и Югославии не могли больше продавать свою продукцию в страны Западной Европы. Вместо этого стала возрастать их зависимость – экономическая, а также политическая – от нацистской Германии. Аналогичным образом Польша, которая в 1920-х и начале 1930-х годов вела таможенную войну с Германией, подписала договор о ненападении с нацистским режимом в 1934 году.

Всё это время Лига наций и другие многосторонние организации пытались проводить различные конференции и саммиты с целью остановить сползание к протекционизму. Но вся эта говорильня оказалась бесполезной.

Во время Великой депрессии обвинения в валютных манипуляциях играли роль первичного повода для протекционистских мер. Схожие заявления можно услышать сегодня и от Трампа, когда он критикует ФРС США за ужесточение монетарной политики или когда заявляет (фальшиво), будто Китай искусственно девальвирует юань.

Урок Великой депрессии ясен: торговые войны, призванные укрепить национальную безопасность, в реальность её подрывают. И это особенно касается оборонных альянсов, потому что возведение торговых барьеров вынуждает союзников развивать более тесные силы с той самой ревизионистской державой, которую предполагалось обуздать.

Именно этот сценарий разыгрывается сегодня. Протекционистская риторика Трампа стала ответом на резкий подъём Китая. Но начав тарифную войну, которая задела и Евросоюз с Канадой, Трамп сделал из Китая на вид более привлекательным партнёром, чем США. Да, Трамп и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер достигли сейчас предварительного соглашения о деэскалации тарифного противостояния между США и ЕС. Но Трамп уже взбаламутил трансатлантический альянс. Как и соседние с Германией страны в 1930-х годах, Европа и Канада могут подумать, что у них нет иного выбора, кроме как обратиться к более открытому (или, по крайней мере, более стабильному) партнёру.

Июньский визит Трампа в Европу стал крупным шагом на пути к разрушению альянсов, которые поддерживали глобальную стабильность после окончания Второй мировой войны. А его самоунижение на совместной пресс-конференции с президентом России Владимиром Путиным весьма не отдалённо напоминало политику умиротворения в стиле Чемберлена. Если Трамп действительно захотел сделать Китай более привлекательным для мира, тогда ему нужно просто продолжать свою войну со свободной торговлей и многосторонними институтами, возникшими на руинах 1945 года.

http://prosyn.org/mYUSV3v/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.