13

Варианты Дональда Трампа на Ближнем Востоке

ТЕЛЬ-АВИВ – Будущий президент США Дональд Трамп много рассуждал о внешней политике, не сказав при этом, по сути, вообще ничего. Его сумбурные заявления не дают возможности понять, какую именно внешнюю политику он на самом деле собирается проводить. Впрочем, нет особых поводов надеяться, что, когда его подходы станут понятны, они окажутся именно тем, что нужно США (и всему миру).

Трамп – бизнесмен, а не государственный деятель. Он думает категориями мгновенных прибылей и убытков. Этот взгляд на мир ярко проявился в его заявлениях о том, что союзникам США следует повысить расходы на общую безопасность. В период меняющихся вызовов и растущих угроз выбор такого узколобого, изоляционистского подхода вряд ли принесёт кому-нибудь большую пользу.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Регионом, который Трамп не сможет игнорировать, является Ближний Восток. В частности, Америку будет затягивать кризис в Сирии, хотя выбор у Трампа здесь ограничен. «Умеренные» джихадисты, ставшие союзниками Америки, оказались не намного привлекательней президента Башара Асада, а так называемое Исламское государства далеко от полного разгрома.

Бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани, ближайший советник Трампа и вероятный член его будущего кабинета, назвал разгром ИГИЛ первым внешнеполитическим приоритетом новой администрации. Трамп утверждал, что знает «об ИГИЛ больше генералов». Но это маловероятно. Единственный способ полностью уничтожить движение, которое процветает за счёт хаоса, строить сильные и компетентные государства, а для выполнения этой задачи у Трампа нет ни желания, ни терпения.

Если Трамп выберет чисто военный подход, он столкнётся с тем, что каждая «победа» будет просто расширять пространство для растущего насилия и террора. Хотя завоевание Ракки и Мосула в ходе возглавляемой США военной операции позволит укрепить положение Америки в глазах её суннитских союзников, оно при этом снизит давление на ось Россия-Иран-Хезболла. Поддерживаемые Ираном шиитские силы развяжут террор против суннитских общин в Мосуле, когда оттуда уйдёт ИГИЛ. Последующий хаос и давление на суннитское население будут подпитывать рост терроризма, связанного либо с ИГИЛ, либо с совершенно новыми группировками.

Какой бы курс не выбрал Трамп в Сирии, на его выбор, несомненно, окажет влияние российский президент Владимир Путин. Трамп должен покончить с американской зависимостью от России в Сирии, чтобы противостоять попытками Путина использовать своё влияние в Сирии в качества рычага в украинском вопросе.

Конечно, готовность Трампа бросить вызов Путину, которым будущий президент США открыто восхищается, не очевидна. Но американская элита в армии и службах безопасности, а также сенаторы-республиканцы, подобные Джону Маккейну, вряд ли позволят Трампу «Сделать Россию снова великой» и сдать Сирию и Украину. В случае сдачи Украины Россия начнёт с большей уверенностью утверждаться в своей так называемой «сфере влияния», что потенциально может привести к развалу НАТО.

Если судить по его предвыборным заявлениям, Трамп, похоже, не тревожится по поводу распада НАТО и вообще военных союзов США, по крайней мере, пока. Но такой исход стал бы катастрофой, и не в последнюю очередь потому, что отсутствие американских гарантий безопасности и структур способно спровоцировать распространение ядерного оружия.

Обещание Трампа приостановить действие ядерного соглашения с Ираном вызывает особое беспокойство. Иран подготовил Хезболлу к тому, чтобы стать мощной прокси-силой как раз на случай, если ему понадобится нанести ответный удар по иранским врагам. Более того, приостановка действия ядерного соглашения приведёт к тому, что Иран станет ядерной державой практически мгновенно. В регионе, где отсутствует архитектура коллективной безопасности, группы террористов смогут легко получить собственные примитивные ядерные устройства.

На этом фоне разобщённые союзники Америки на Ближнем Востоке – Саудовская Аравия, Египет и Израиль – поступили бы весьма мудро, если бы прекратили выступать против соглашения с Ираном, а вместо этого призвали бы Трампа оставить его в силе. Кроме того, обещание Трампа сократить финансирование союзников за рубежом (в рамках его более широкой стратегии «Сначала Америка») должно было бы умерить их радость по поводу его победы.

Ещё одним обособленным союзником, способным повлиять на решения Трампа на Ближнем Востоке, является Турция, которая в последние месяцы движется к своеобразному сближению с Россией. Для спасения двусторонних отношений Трампу придётся принести в жертву американское партнёрство с курдами, чьи силы в Сирии и Ираке являются самыми надёжными союзниками Америки в битвах за Мосул и Ракку.

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган может быть и хочет разгрома ИГИЛ, но ещё больше он хочет подавить курдские амбиции самоуправления. Вознаграждение курдов за помощь поддержкой их стремлений к государственности настолько неприемлемо, что для предотвращения подобного развития событий Эрдоган способен даже попытаться помешать разгрому ИГИЛ. Добавьте к этому оппозицию Ирака, Сирии и Ирана и будет ясно, что курдская независимость в ближайшем будущем не просматривается.

А вот палестинская государственность, напротив, должна рассматриваться. В свойственной ему эксцентричной манере Трамп об этом говорил, вызвав у некоторых палестинцев надежды, что его избрание в конечном итоге пойдёт им на пользу. Однако на фанатичное движение израильских поселенцев он произвёл другое впечатление: они рассматривают победу Трампа как лицензию на неограниченную экспансию поселений на палестинских землях.

Fake news or real views Learn More

В конечном итоге, использование Трампом американского рычага в израильско-палестинском конфликте (а это единственный вопрос на Ближнем Востоке, где у США неоспоримое влияние) будет зависеть от развития событий на месте. В частности, всплеск строительства поселений может спровоцировать особенно жёсткую третью палестинскую интифаду.

Но Трампу не надо ждать наступления кризиса, который будет навязывать ему свою повестку. Вместо этого, ему следует признать, что сейчас (в большей степени, чем когда-либо, начиная с 1948 года) у разобщённых суннитских союзников Америки есть мощные стимулы к заключению мира с Израилем и сотрудничеству с ним в вопросах региональной безопасности. А такое соглашение может быть легитимным только при создании Палестинского государства. Учитывая, что такой шаг будет также содействовать примирению США с арабским народом и, тем самым, соответствовать американским интересам национальной безопасности, Трамп должен, не колеблясь, взять инициативу в свои руки.