17

Внешнеполитические вызовы для Дональда Трампа

КЕМБРИДЖ (США) – Во время избирательной кампании будущий президент США Дональд Трамп поставил под сомнение те альянсы и институты, которые являются опорой мирового либерального порядка, однако он мало говорил о конкретных мерах. Наверное, самый главный вопрос, который возникает после его победы: можно ли считать длительный период глобализации, начавшийся после Второй мировой войны, фактически завершённым.

С этим можно поспорить. Нравится Трампу или нет, но даже если не будут подписаны новые торговые соглашения (Транс-Тихоокеанское партнёрство и ТТИП), а темпы экономической глобализации замедлятся, технологический прогресс будет способствовать экологической, политической и социальной глобализации в виде меняющегося климата, транснационального терроризма и миграции. Мировой порядок – это нечто большее, чем просто экономика. А США остаются в нём центральным элементом.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Американцы часто неправильно понимают своё место в мире. Мы колеблемся между ощущениями триумфа и упадка. Когда в 1957 го�� Советы запустили спутник, мы считали, что мы в упадке. В 1980-х годы мы думали, что японцы круче всех. После Великой рецессии 2008 года многие американцы ошибочно решили, что Китай стал могущественней Соединённых Штатов.

Вопреки предвыборной риторике Трампа, США не находятся в упадке. Благодаря иммиграции США стали единственной крупной развитой страной, которой не грозит демографический спад к середине столетия. Зависимость от импорта энергоресурсов снижается, а не растёт. США стоят в авангарде ключевых технологий (био, нано, информационных технологий), определяющих новый век. В мировых табелях о рангах доминируют американские университеты.

Во внешнеполитической повестке Трампа будет много важных вопросов, но, скорее всего, доминировать будут несколько ключевых: отношения с Китаем, отношения с Россией, хаос на Ближнем Востоке. Сильная американская армия будет по-прежнему нужна, но её будет недостаточно для решения всех трёх проблем. Поддержание военного баланса в Европе и Восточной Азии важно для американского влияния, но Трамп прав в том, что попытки контролировать внутренние дела националистически настроенного населения стран Ближнего Востока – это рецепт провала.

Ближний Восток переживает сложный этап революций, вызванных искусственностью постколониальных границ, религиозными конфликтами, а также задержкой в модернизации, которая была описана в докладе ООН «О человеческом развитии в арабских странах». Возникающий из-за этого беспорядок может продолжаться ещё десятилетиями. Он будет и дальше подпитывать терроризм радикальных джихадистов. После Французской революции Европа оставалась нестабильной в течение 25 лет, а военные интервенции иностранных держав лишь ухудшали положение.

Но даже сократив объёмы импорта энергоресурсов из стран Ближнего Востока, США не могут повернуться к региону спиной, учитывая интересы страны в Израиле, а также проблемы нераспространения ядерного оружия, защиты прав человека и т.д. Гражданская война в Сирии является не просто гуманитарной катастрофой. Она дестабилизирует весь регион, а также Европу. США не могут игнорировать подобные события, но они должны выбрать здесь политику сдерживания и влиять на конечный результат, направляя и укрепляя наших союзников, а не пытаясь установить прямой военный контроль, что было бы и дорого, и контрпродуктивно.

Напротив, региональный баланс сил в Азии благоприятен для присутствия здесь США. Подъём Китая вызывает беспокойство в Индии, Японии, Вьетнаме и других странах. Выбор правильной реакции на глобальный подъём Китая является одним из величайших внешнеполитических вызовов нынешнего столетия. Поддержанная обеими партиями США стратегия двойного подхода «интегрироваться, но страховаться» (в её рамках США пригласили Китай присоединиться к мировому либеральному порядку, но одновременно подтвердили договор о безопасности с Японией) по-прежнему является правильным подходом.

В отличие от событий столетней давности, когда подъём Германии (к 1900 году она обогнала Великобританию) вызывал страхи, способствовавшие наступлению катастрофы 1914 года, Китай не сумеет обогнать нас по совокупной мощи. Даже если экономика Китая и обгонит американскую по общему размеру к 2030-му году или 2040-му, подушевой доход в стране (а это более точной показатель развития экономики) будет отставать. Кроме того, Китай не сравнится с США ни в военной «жёсткой силе», ни в «мягкой силе» привлекательности страны. Как однажды заметил Ли Куан Ю, пока США остаются открытой страной, привлекающей таланты со всего мира, Китай будет стараться изо всех сил, но не сможет заменить США.

По этим причинам США не нуждается в политике сдерживания Китая. Единственная страна, которая может сдержать Китай, – это сам Китай и его нагнетание территориальных конфликтов с соседними странами. США надо запускать экономические проекты в Юго-Восточной Азии, подтверждать союз с Японией и Кореей, продолжать процесс улучшения отношений с Индией.

Наконец, есть Россия, страна, пребывающая в упадке, но с ядерным арсеналом, которого достаточно, чтобы уничтожить США. Следовательно, Россия остаётся потенциальной угрозой для Америки и других стран. Россия почти исключительно зависит от доходов от продажи энергоресурсов, это моноэкономика с коррумпированными институтами и непреодолимыми демографическими и медицинскими проблемами. Интервенция Владимира Путина в соседние страны и на Ближний Восток, его кибератаки на США и другие страны должны были показать, что Россия стала снова великой, но на самом деле они лишь ухудшают долгосрочные перспективы страны. Впрочем, в краткосрочной перспективе государства, пребывающие в упадке, часто больше рискуют, а значит, они более опасны – достаточно вспомнить об Австро-Венгерской империи в 1914 году.

Fake news or real views Learn More

Тут возникает политическая дилемма. С одной стороны, важно противостоять Путину, отказавшемуся соблюдать установленные после 1945 года правила либерального порядка, которые запрещают государствам применять силу для захвата территорий соседних стран. Но в то же время Трамп прав в том, что следует избегать полной изоляции государства, с которым у нас так много пересекающихся интересов в том, что касается ядерной безопасности,  ядерного нераспространения, борьбы с терроризмом, Арктики, а также региональных проблем, таких как Иран и Афганистан. Для сдерживания нужны финансовые и энергетические санкции, но у нас также есть национальные интересы, которые лучше всего защищать, сотрудничая с Россией. От наступления новой Холодной войны не выиграет никто.

США не находятся в упадке. Первоочередной внешнеполитической задачей для Трампа будет коррекция его риторики, а также заверение наших союзников и остальных стран в том, что Америка продолжит выполнять свою роль в мировом либеральном порядке.