0

Не надо спасать прессу

ЛЮБЛЯНА. На протяжении всей истории политические лидеры поддерживали существующие средства массовой информации, чтобы защитить систему, в которой они правят. И сегодня тоже правительства иногда стремятся защищать газеты и общественное телевидение под предлогом «сохранения демократии в том виде, в котором мы её знаем». Но попытки сдержать технические изменения были тщетны в прошлом и были бы неразумны сейчас. Напротив, политическая система и СМИ должны приспосабливаться к новым реалиям.

Столкнувшись с экзистенциальным кризисом, когда новые технологии соблазняют их лидеров и телезрителей, традиционные СМИ – так же, как и банкиры, авто производители и поставщики солнечной электроэнергии – всё чаще обращаются за помощью к правительствам. Но  ‑ таков подтекст ‑ их дело благородней. СМИ – это краеугольный камень демократии. Предоставленные блоггерам и твиттерам, лишенные журналистских репортажей, как смогут граждане решить, какую политику поддерживать?

Такое мышление отражает вековой страх: как говорит Платон, граждане будут получать «информацию без надлежащих инструкций и, в результате, будут считаться весьма осведомлёнными, в то время как в основной своей массе они совершенно невежественны». Это страх, который отдаётся эхом через всю историю, с тех времён, когда Католическая церковь прокляла печатный станок Гуттенберга, и до буржуев Викторианской эпохи, жалующихся на вновь обнаружившуюся свободу прессы.

Политическим руководителям тоже никогда не нравились новые информационные технологии, потому что та политическая система, в которой они правят, приспособлена к существующим технологиям. Нехватка пергамента требовала, чтобы всё принятие решений было сосредоточено при дворе, состоящем из горстки людей. Когда дешёвая бумага и печатный пресс – первые правдивые средства массовой информации – бросили вызов системе, Католическая церковь и монархи защищали основанную на пергаменте монополию. Они потерпели неудачу.