Skip to main content

schneberk1_HERIKA MARTINEZAFPGetty Images_girlshadowhandborder Herika Martinez/AFP/Getty Images

Врачебная оценка политики Трампа в отношении беженцев

ЛОС-АНДЖЕЛЕС – В мексиканском городе Тихуана, в душной мансарде, превращённой в офис, Хуан (имя изменено ради его безопасности) описывает душераздирающие события, которые вынудили его покинуть дом в Гватемале, пройти пешком тысячи миль и попросить убежище в США. Будучи врачами неотложной помощи в госпитале Лос-Анджелеса, который обслуживает наиболее обездоленных жителей этого города, мы хорошо знакомы с историями отчаяния и безнадёжности. Однако история Хуана могла бы шокировать даже самых закалённых людей нашей профессии. Тем не менее, её оказалось недостаточно, чтобы администрация президента США Дональда Трампа предоставила ему убежище.

В качестве врачей, имеющих специальную подготовку для проведения судебно-медицинской экспертизы, мы отправились в Тихуану для встречи с Хуаном по просьбе его адвоката. Мы должны были выяснить, можно ли объективно подтвердить физический и эмоциональный ущерб, нанесённый Хуану насилием в Гватемале, и, тем самым, подкрепить заявления Хуана, что он обоснованно боится возвращения на родину, а это базовый критерий для удовлетворения просьбы об убежище.

Очень быстро стало понятно, что Хуан, несомненно, соответствует этому требованию. Он в подробностях вспоминал случаи, когда мужчины в масках (члены банды, пользующейся поддержкой местных властей) оскорбляли его на расовой почве и избивали почти до смерти, а затем показал нам шрамы, подтверждавшие его слова.

Когда Хуан рассказывал, как стал свидетелем сожжения заживо трёх соседей этими бандитами, его руки дрожали, что объясняется неописуемой эмоциональной травмой. Его поведение, а также результаты стандартного психологического скрининга, убедительно указывали на то, что Хуан страдает от посттравматического стрессового расстройства.

В Гватемале Хуан пережил невообразимое насилие. Именно поэтому он дошёл до южной границы США, сдался пограничникам и попытался подать заявление об убежище. Но единственной частью США, которую удалось увидеть Хуану, стала государственная камера временного содержания.

Хуан прибыл ровно в тот момент, когда американское министерство внутренней безопасности (МВБ) начало применять утверждённые администрацией Трампа «Протоколы защиты мигрантов» (сокращённо MPP), которые также известны как политика «Оставайся в Мексике». И поэтому, когда Хуан попросил об убежище на границе, на него надели наручники, отвели в маленькую камеру и попросили подписать бумаги, которые он не мог прочесть, но при этом не мог проконсультироваться с адвокатом или каким-либо представителем. Затем Хуана выпустили на мексиканской стороне границы и посоветовали ему периодически возвращаться, чтобы узнать о ходе рассмотрения его дела.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Спустя месяц после того, как мы представили нашу судебно-медицинское заключение в поддержку просьбы Хуана о предоставлении убежища в США, мы узнали от его юриста, что Хуан покинул Тихуану, отправившись домой. Как и многие другие просители убежища, он обнаружил, что жизнь в Тихуане невыносима. Оказалось, что почти невозможно получить документы, которые ему были нужны, чтобы начать там работать. И его пугали слухи, что наркокартели похищают мигрантов и заставляют их работать наркокурьерами и солдатами-пехотинцами. Он превратился в мишень для расовых оскорблений и боялся, что за словесной агрессией может последовать физическая.

Хуан оказался перед почти неразрешимым выбором: остаться в Тихуане, где он опасался нападений и не имел дружеских и родственных связей, а также источников к существованию, или же вернуться в Гватемалу, где ему едва удалось избежать смерти. Политика США, которая поставила его – и тысячи таких же людей – перед подобным выбором, является бессовестной. С тех пор как Хуан уехал, мы ничего не слышали о нём и не знаем, что с ним случилось.

На протяжении десятилетий просителям убежища разрешалось находиться на территории США, пока рассматриваются их заявления. Эта политика восходит к временам Второй мировой войны, когда еврейских беженцев, прибывавших в США, отправляли обратно в Европу, где многие из них погибли в нацистских концлагерях. «Такое больше никогда не повторится», – решили американцы.

Но, по всей видимости, «никогда» наступило: в соответствии с протоколами MPP, людям, которые просят убежища на границе США, может быть отказано во временном убежище, пока иммиграционный судья не примет окончательное решение по их делу, а этот процесс может длиться годами. Речь идёт не просто о предательстве американских ценностей. Это нарушение федерального и международного права, которое запрещает депортировать любого человека в страну, где их жизнь или свобода могут оказаться под угрозой из-за их расы, религии, национальности, политических убеждений или принадлежности к определённой социальной группе.

Министерство внутренней безопасности утверждает, что протоколы MPP помогут остановить «лиц, которые мошеннически претендуют на убежище». Это совершенно ошибочная идея. Организация «Врачи за права человека» задокументировала, насколько сильны травмы наносимые многим просителям убежища не только в их родных странах, но и пока они находятся в пути. Если что-нибудь и служит эффективным тормозом для просителей-мошенников, так это трудности и риски дороги в США.

Впрочем, даже если протоколы MPP действительно помогают пресечь какие-то мошеннические просьбы об убежище, цена оказывается слишком высока, в частности из-за запрета, не позволяющего беженцам, которые подобно Хуану обоснованно опасаются жестокого насилия, ожидать решения о предоставлении убежища в безопасных условиях в США. Вместо этого, 58 тысяч просителей убежища вынуждены ждать решения по своему делу неопределённое время, в зачастую убогих условиях в мексиканских приграничных городах, некоторые из которых настолько опасны, что Госдепартамент США включил их в список городов, не рекомендуемых к посещению. И всё это администрация Трампа называет «потрясающим успехом».

Будучи врачами, мы знаем, что травма, которую пережили люди, подобно Хуану попросившие убежища, реальна. Будучи людьми, мы испытываем к ним эмпатию. Будучи американцами, мы возмущены глумлением администрации Трампа над федеральным и международным правом и над фундаментальным достоинством человека. Мы все должны быть этим возмущены.

https://prosyn.org/xovChDqru;
  1. palacio101_Artur Debat Getty Images_earthspaceshadow Artur Debat/Getty Images

    Europe on a Geopolitical Fault Line

    Ana Palacio

    China has begun to build a parallel international order, centered on itself. If the European Union aids in its construction – even just by positioning itself on the fault line between China and the United States – it risks toppling key pillars of its own edifice and, eventually, collapsing altogether.

    5
  2. rajan59_Drew AngererGetty Images_trumpplanewinterice Drew Angerer/Getty Images

    Is Economic Winter Coming?

    Raghuram G. Rajan

    Now that the old rules governing macroeconomic cycles no longer seem to apply, it remains to be seen what might cause the next recession in the United States. But if recent history is our guide, the biggest threat stems not from the US Federal Reserve or any one sector of the economy, but rather from the White House.

    3
  3. eichengreen134_Ryan PyleCorbis via Getty Images_chinamanbuildinghallway Ryan Pyle/Corbis via Getty Images

    Will China Confront a Revolution of Rising Expectations?

    Barry Eichengreen

    Amid much discussion of the challenges facing the Chinese economy, the line-up of usual suspects typically excludes the most worrying scenario of all: popular unrest. While skeptics would contend that widespread protest against the regime and its policies is unlikely, events elsewhere suggest that China is not immune.

    4
  4. GettyImages-1185850541 Scott Peterson/Getty Images

    Power to the People?

    Aryeh Neier

    From Beirut to Hong Kong to Santiago, governments are eager to bring an end to mass demonstrations. But, in the absence of greater institutional responsiveness to popular grievances and demands, people are unlikely to stay home.

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions