0

Порознь мы проиграем

ЛОНДОН. Этим летом политика в США победила разумную экономику, когда Конгресс и президент Барак Обама не смогли договориться о налогах, субсидиях, дефиците бюджета и стимулировании инвестиций. Лидеры ЕС также были парализованы, исключив возможность дефолтов и девальвации, а также дефицита и стимулирования экономики. И, дойдя до отрицательных реальных ставок процентов, печатания новых денег, «закапывания» ликвидности и субсидирования коммерческих банков, главы многих центральных банков (совсем недавно – и председатель ФРС США Бен Бернанке), по-видимому, сделали вывод о том, что они тоже достигли предела своих возможностей.

В результате, мало кто сегодня сомневается в том, что мир дрейфует, без руля и капитана, ко второму экономическому спаду. Имевшие место до этого лета споры о том, не столкнулись ли мы с «новым нормальным состоянием» медленного экономического роста, разрешились: теперь ничто не кажется нормальным. Политика «латания дыр» провалилась. Не в состоянии заключить ни общемировую торговую сделку, ни соглашение о борьбе с изменением климата, ни договор об экономическом росте, ни договор об изменении финансового режима, мир, вероятно, спустится к новой волне протекционизма, девальвации в целях повышения конкурентоспособности, валютным войнам, торговым ограничениям и контролю над движением капитала.

Но сейчас не время для пораженчества. Страны, утверждающие, что достигли предела того, что они могут сделать, в действительности имеют в виду, что они достигли предела того, что они могут сделать в одиночестве. Движение вперёд к устойчивому экономическому росту и борьбе с безработицей может быть обеспечено не суматошными разовыми национальными инициативами, а только согласованием экономической политики в общемировом масштабе.

Это и было целью в апреле 2009 г., когда «большая двадцатка» поставила перед собой три важнейшие задачи. Первую (предотвращение общемирового экономического спада) выполнить удалось. Две другие (договор об экономическом росте, подкрепляемый реформированием мировой финансовой системы) должны сейчас стать главными пунктами повестки дня на встрече «большой двадцатки».