0

Отсутствие единства в позиции Европы

На предстоящих встречах Большой Восьмерки (объединение богатых промышленных стран мира и России) четыре страны - участника - Германия, Франция, Италия и Великобритания - будут представлены как индивидуально, так и в качестве членов Европейского Союза, президент которого также будет присутствовать на встречах, представляя Евросоюз в целом. Но разве не следовало бы Евросоюзу иметь единого представителя? Независимо от продуктивности этих встреч, единое участие Евросоюза имело бы в высшей степени символическое значение, а именно, это послужило бы доказательством наличия общей европейской позиции в области международных отношений и международной экономической политики.

Главный аргумент в пользу такой перемены заключается в том, что объединенное участие Евросоюза увеличило бы вес Европы на международной арене, особенно по отношению к США. В конце концов, именно стремление усилить влияние Европы на международной арене было главной причиной европейской интеграции.

Страны - члены Европейского Союза соблюдают общие строгие правила в области финансово-бюджетной политики, единой валюты (за исключением Великобритании, Швеции и Дании), общей торговой политики, общей антитрестовской политики, общей рыночной политики и многих других областях. Так почему бы ни иметь единого представителя на встречах Большой Восьмерки? Действительно, позиции Германии, Франции, Италии и Великобритании в сфере международной экономической политики в основном сходятся, так почему бы ни представить миру единый фронт там, где дело касается этих вопросов?

На этот вопрос существует два возможных ответа. Первый заключается в том, что, несмотря на периодическое демонстрирование единства, европейские страны придерживаются очень разных взглядов в вопросах внешней политики и не хотят делегировать эту прерогативу. Рассмотрим, например, недавние напряженные отношения с США. Хотя Великобритания остается верной своему трансатлантическому союзнику, Франция настроена весьма критически независимо от «цвета» своего правительства. Позиция Италии, с другой стороны, меняется на 180 градусов в зависимости от того, кто находится у власти. Германия в последнее время заняла (возможно, в предвыборных целях) более антиамериканскую позицию, но ей начинает нравиться демонстрировать мускулы в проведении независимой внешней политики.