21

Новая атака прямой демократии

НЬЮ-ЙОРК – И вновь состоялся референдум, который перевернул страну с ног на голову. В июне британские избиратели решили, что их страна должна выйти из Евросоюза, а теперь колумбийцы небольшим большинством отвергли мирное соглашение с Революционными вооружёнными силами Колумбии (ФАРК). Колумбийцы совершили прыжок во тьму, и не исключено, что это прыжок назад – в бездну насилия бесконечной войны.

Популисты по всему миру, без сомнения, празднуют эти итоги, считая их ещё одним метким ударом по эгоистичным элитам, которые «манипулируют» правительствами вопреки интересам народа. Популисты уверяют, что народ должен иметь право на прямое участие в принятии важных решений, влияющих на их жизнь. Это, как мы видим, могут быть и решения по вопросам войны и мира.

Однако даже если, как утверждают популисты, «дефицит демократии» действительно существует, активное использование референдумов не является правильным лечением. Наоборот, референдумы, как правило, лишь ухудшают положение, и при этом способны разрушить саму демократию. Это старая история. К примеру, Наполеон III использовал подобное голосование, чтобы превратить сменяемую власть президента, которой он обладал, в императорский титул, такой же, как у его дяди, Наполеона Бонапарта.

В период расцвета фашизма и во время Холодной войны демократические страны мира, казалось, понимали, что референдумы и плебисциты – это горничные авторитарных правителей, стремящихся к концентрации власти. Адольф Гитлер использовал плебисциты в Судетах и Австрии для консолидации Третьего рейха. Иосиф Сталин – уже после Гитлера – использовал референдумы для присоединения Восточной Европы к Советскому блоку.