7

Адаптация к новой глобализации

БЕРКЛИ – Во всем мире, страны пересматривают условия участия в мировой торговле. Это не так уж плохо; в действительности, признание разрушительных последствий глобализации на миллионы рабочих в странах с развитой экономикой, назревало давно. Но новая торговая политика должна основываться на четком понимании того, как развивается глобализация, а не на ретроспективных видениях на базе последних 30 лет.

Глобализация сделала для мира много хорошего. Исследования, проведенные Глобальным институтом компании МакКензи (MGI) показывают, что благодаря глобальным потокам товаров, услуг, финансов, данных и людей, мировой ВВП увеличился на более чем 10% – около $7.8 триллионов только в 2014 году – в сравнении с тем, что было бы, если бы экономики оставались закрытыми.

Более взаимосвязанные страны захватили наибольшую долю этих дополнительных выгод. Например, у Соединенных Штатов Америки, которые занимают третье место среди 195 стран по Индексу Связности MGI, это получилось достаточно хорошо. Формирующиеся рыночные экономики, также добились значительных успехов, используя экспортно-ориентированную индустриализацию в качестве трамплина для быстрого роста.

Тем не менее, даже если глобализация и уменьшила неравенство между странами, она усугубила неравенство доходов внутри них. С 1998 по 2008 год, у среднего класса, в странах с развитой экономикой, не отмечался рост доходов, в то время как у тех, кто стоял в верхней части глобального распределения доходов, они выросли почти на 70%. Наиболее высокооплачиваемые в США лица, на долю которых приходится половина мирового топ 1%, пожинают значительную долю выгод глобализации.

Несомненно, это не все, и даже не большая часть результата глобализации. Основным виновником являются технологические изменения, которые позволяют автоматизировать рутинные пособия и познавательные задачи, при одновременном увеличении спроса (и заработной платы) для высококвалифицированных работников. Но импортная конкуренция и трудовой арбитраж из стран с развивающейся экономикой, также сыграли определенную роль. Пожалуй, что наиболее важно, они подтвердили наиболее очевидные точки страха и негодования избирателей.

Действительно, в отраслях и регионах, наиболее пострадавших от импортной конкуренции, годы кипящего недовольства уже достигли предела, усиливая поддержку популистов, обещающих обратить вспять глобализацию. Но, по мере того, как развитые экономики пересматривают торговую политику, крайне важно, чтобы они понимали, что глобализация уже претерпевает крупные структурные преобразования.

С начала глобального финансового кризиса, трансграничные потоки капитала резко упали, с отходом банков в ответ на новое регулирование. С 1990 по 2007 год, рост мировой торговли был в два раза быстрее, чем мировой ВВП; с 2010 года рост ВВП опередил рост торговли.

За спадом торговли стоят, как циклические, так и постоянно действующие силы. В течение многих лет инвестирование было анемичным. Рост Китая замедлился – долговременная тенденция, которая вряд ли будет обращена вспять. Расширение глобальных цепей поставок, кажется, тоже достигло границ эффективности. Коротко говоря, замедленная мировая торговля, вероятно, станет новой нормой.

Ничто из этого не говорит о том, что глобализация отступает. Скорее всего, она становится более цифровым явлением. Всего 15 лет назад, трансграничных цифровых потоков практически не существовало; сегодня они оказывают большее влияние на рост мировой экономики, чем традиционные потоки продаваемых товаров.

С 2005 года, объем трансграничных потоков данных вырос в 45 раз, и, как ожидается, в течение следующих пяти лет вырастет еще в девять раз. Пользователи по всему миру могут скачать последний сингл Бейонсе сразу после его выпуска. Производитель из Южной Каролины может использовать платформу для электронной торговли Alibaba, для того чтобы приобрести детали у Китайского поставщика. Молодая девушка из Кении может изучать математику через Khan Academy. Восемьдесят процентов студентов, берущих онлайн-курсы Coursera, живут за пределами США.

Эта новая форма цифровой глобализации более наукоемкая, чем капитало- или трудоемкая. Она требует широкополосных соединений, а не морских путей. Она снижает барьеры для доступа на рынок, усиливает конкуренцию, а также меняет правила, регулирующие ведение бизнеса.

Рассмотрим экспортную деятельность, которая когда-то казалось недосягаемой для малого бизнеса, не имеющего ресурсов, чтобы найти международных потенциальных заказчиков и просматривать трансграничный документооборот. Сегодня, цифровые платформы, такие как Alibaba и Amazon, позволяют даже мелким предпринимателям напрямую соединиться с клиентами и поставщикам по всему миру, преобразовывая себя в “микро транснациональные корпорации”. Facebook подсчитал, что на их платформе находятся 50 миллионов малых предприятий, по сравнению с 25 миллионами в 2013 году; в среднем, 30% поклонников этих компаний на Facebook из других стран.

В то время, как цифровые технологии открывают двери небольшим компаниям и частным лицам для участия в глобальной экономике, нет никаких гарантий, что через них пройдет достаточное количество. Это потребует осуществления политики, которая поможет им воспользоваться преимуществами возможностей нового глобального рынка.

США отказались от соглашения Транс-Тихоокеанского Партнерства (ТТП), но многие проблемы, которые они поднимают, по-прежнему требуют глобальных правил. Требования к локализации данных и протекционизм находятся на подъеме, а конфиденциальность данных и кибер-безопасность являются насущными проблемами. Без ТТП, решающее значение будет иметь найти другого проводника для установления новых принципов цифровой торговли в двадцать первом веке, с большим акцентом на защиту интеллектуальной собственности, трансграничные потоки данных, а также торговлю услугами.

В то же время, странам с развитой экономикой необходимо помочь работникам приобрести навыки, необходимые для того, чтобы заполнить высококвалифицированные рабочие места в цифровой экономике. Непрерывное обучение не может быть просто слоганом; оно должно стать реальностью. Переподготовка специалистов среднего звена должна быть доступна не только для тех, кто потерял свою работу в иностранной конкуренции, но и тех, кому грозит увольнение из-за продолжающегося марша автоматизации. Учебные программы должны быть способны передать новые навыки в течение нескольких месяцев, а не лет, и они в свою очередь должны быть дополнены программами, которые поддержат доходы работников в процессе переподготовки, и которые помогут им поменять место жительства для более продуктивной работы.

Большинство стран с развитой экономикой, включая США, неадекватно отреагировали на потребности общин и отдельных лиц, оставшихся позади глобализации. Сегодня удовлетворение этих потребностей имеет первостепенное значение. Эффективные меры потребуют политики, которая поможет людям адаптироваться к современности и воспользоваться будущими возможностями на следующем этапе цифровой глобализации.