2

Реверсирование утечки медицинских мозгов из Африки

ОКСФОРД – Есть понятное опасение в связи с планом правительства Уганды послать почти 300 медицинских работников в Тринидад и Тобаго. В соответствии с этим планом будут отправлены 4 из 11 дипломированных психиатров Уганды, 20 из ее 28 радиологов и 15 из ее 92 педиатров. В свою очередь, страна Карибского бассейна Тринидад и Тобаго (у которой соотношение количества врачей к количеству пациентов в 12 раз выше, чем в Уганде) поможет Уганде разрабатывать свои недавно обнаруженные нефтяные месторождения.

Министерство иностранных дел Уганды сообщает, что соглашение ‑ часть задачи министерства о продвижении интересов своей страны за рубежом посредством передачи навыков и технологии, а также возможность заработать иностранную валюту, обеспечивая занятость своих граждан за рубежом. Но международные доноры Уганды не убеждены в этом; Соединенные Штаты высказали сильное беспокойство, и Бельгия приостановила помощь в целях развития сектора здравоохранения Уганды.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Двое из моих друзей, гинеколог и педиатр, обратились с просьбой о выезде по этой программе. Если бы я все еще работал с ними в Уганде, я, возможно, тоже бы испытал желание присоединиться к этому массовому бегству. Работники здравоохранения Уганды талантливы и имеют высокую квалификацию. Но они часто работают в ужасных условиях с большими личными жертвами. Таким образом, не удивительно, что они разочарованы и ищут профессиональные возможности для работы в других местах. Они понимают, что существующее положение ухудшается и что что-то надо менять.

Я тоже это понимал. В 2009 я должен был стать только шестым нейрохирургом в Уганде, работающим в Национальной специализированной больнице Мулаго, главном учреждении здравоохранения страны. Мы иногда были вынуждены отменять важные операции из-за того, что неисправная система канализации выбрасывала отходы в операционную, которая должна была быть стерильной. Мы были сильно недоукомплектованы кадрами. Однажды при работе в течение ряда ночных смен я так устал,  что случайно уколол себя иглой, беря кровь от ВИЧ-инфицированного пациента. Меня лечили антиретровирусным поствоздействующим препаратом (ПВП), и я в течение месяца не мог работать из-за побочных эффектов препарата. К моим страданиям добавилось и то, что правительство задержало выплаты наших зарплат – и это было не впервые.

Соглашение между Угандой и Тринидадом и Тобаго нарушает глобальный кодекс Всемирной организации здравоохранения «Международная вербовка персонала по здравоохранению», который направлен на недопущение вербовки медицинского персонала из стран, которые испытывают критическую нехватку работников системы здравоохранения. Угандийский мозговой центр, Институт исследования государственной политики, назвал план «утечкой мозгов, санкционированной государством». Эта организация подала жалобу на правительство в суд, чтобы вынудить его отменить свое решение.

Но истина состоит в том, что Уганда, возможно, случайно споткнулась на своей инновационной политике. Если этот план будет правильно выполнен, он может принести пользу и сектору здравоохранения, и стране в целом, обеспечивая получение дополнительных финансовых фондов, улучшение навыков и мотивации медицинских работников, и создав модель для улучшения связей с диаспорой за рубежом. Другие развивающиеся страны, сталкивающиеся с подобными проблемами в отношении удержания работников системы здравоохранения, могли бы учиться на опыте Уганды.

Конечно, этот тип массовой вербовки может оказать серьезное неблагоприятное влияние на системы здравоохранения развивающихся стран. Но надо также и признать, что было бы неразумно приковывать цепью работников системы здравоохранения к разваливающейся системе. Должен быть найден способ поощрять врачей улучшать систему здравоохранения своей страны, давая им возможность достижения личных и профессиональных целей.

Чтобы этот метод дал результат, страна-получатель должна соглашаться принимать на работу работников здравоохранения исключительно через правительство. В этом случае страна, направляющая специалистов, могла бы тогда обложить налогом внешние поступления этих специалистов и использовать  полученные доходы для улучшения своей системы здравоохранения.

Более того, в любом соглашении должно быть четко оговорено предоставление образования и возможностей профессионального роста принятых на работу работников системы здравоохранения. Страна-получатель могла бы предоставить свои медицинские школы и обучение вновь прибывшим, помочь в оплате за образование или организовать стипендиальный фонд в стране, направляющей специалистов. Таким образом, развивающиеся страны типа Уганды могли бы не только обучить больше работников здравоохранения, но также иметь фонды для направления своих специалистов для обучения за границу.

Воздействие таких программ могло иметь далеко идущие последствия, потому что дефицит медицинских профессионалов не ограничен странами Африки южнее Сахары. С учетом большого числа квалифицированных врачей, эмигрирующих в Соединённое королевство и США, остальная часть мира, включая и развитые страны, также испытывает огромную утечку мозгов медицинских специалистов. Примерно 35000 врачей из Греции эмигрировали в Германию, в то время как Болгария «обескровлена отсутствием врачей», теряя до 600 специалистов каждый год (что равно ежегодному выпуску всех медицинских специалистов страны).

Fake news or real views Learn More

Но самая сложная задача стоит перед развивающимися странами. Восемьдесят процентов стран, где наличие квалифицированных работников здравоохранения меньше чем 22,8 специалиста на 10 000 человек, расположены в Африке, и еще 13% находятся в Юго-Восточной Азии. Эффекты такого дефицита стали ясными во время недавнего Кризиса вируса Эболы в Западной Африке.

Проблема состоит в том, что так называемая утечка мозгов в Уганде и в других странах не является причиной недостатка работников в системе здравоохранения. Это только симптом того, что системы здравоохранения уже находятся в кризисе. Окончательное решение состоит не в том, чтобы воспрепятствовать профессионалам работать за границей; решение это должно обеспечить улучшение обучения и создание более подходящих условий труда. В этом случае мы, профессионалы здравоохранения, сможем сосредоточиться на нашей главной задаче ‑ обеспечении здравоохранения наших народов.