2

Демография и развитие

ВАШИНГТОН – Для достижения амбициозных Целей устойчивого развития – которые направлены на борьбу с бедностью, повышение общего благосостояния, а также обеспечение устойчивого развития в период до 2030 года – потребуется преодолеть некоторые серьезные препятствия, начиная от обеспечения достаточного финансирования для решения проблемы изменения климата до управления макроэкономическими потрясениями. Но есть одно потенциальное препятствие, которое может оказаться скрытым благословением: разнообразные демографические сдвиги, которые произойдут в ближайшие годы.

К тому времени, когда программа Целей устойчивого развития закончится, в мире будут жить примерно 8,5 миллиарда человек. Спустя еще двадцать лет – всего через 34 года от нынешнего дня – нас будет на Земле почти десять миллиардов, или почти на 2,5 миллиарда больше, чем сегодня. Как будет выглядеть такой мир? Где будут жить все эти люди? Как они будут зарабатывать себе на жизнь? Будут ли они поддержкой или бременем для экономики своих стран?

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Чтобы понять это, мы можем посмотреть на 35 лет назад, в начало 1980-х годов. В газетных заголовках мелькали президент США Рональд Рейган, китайский лидер Дэн Сяопин, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, президент Франции Франсуа Миттеран и президент СССР Михаил Горбачев. Продажи персональных компьютеров были мизерными. А дети соревновались в сборке кубика Рубика, а не ловле покемонов в дополненной реальности.

В то время население мира составляло около 4,5 млрд, 42% из которых – почти два миллиарда – жило в нищете. Были опасения, что чрезмерный рост населения будет оп��режать темпы роста сельскохозяйственного производства и приведет к еще большей бедности.

И, тем не менее, мальтузианские прогнозы оказались неверными. Хотя численность населения мира выросла до 7,5 млрд, сегодня лишь около 750 миллионов человек – всего 10% от общей численности населения – живут в нищете. Китай и Индия, в частности, в последние десятилетия подняли из бедности сотни миллионов людей, повысив доходы своих граждан и улучшив состояние их здоровья.

Китай и Индия достигли этого отчасти за счет укрепления общественных институтов и проведения политики, способствующей интенсивному и, в какой-то степени, всеобщему росту. Китай, кроме того, воспользовался также «демографическим дивидендом»: рождаемость упала, а численность работников росла быстрее, чем иждивенцев, освобождая ресурсы для вложения в людей и увеличения капитала. Это привело к повышению темпов роста и уровня жизни.

Такой дивиденд может работать в течение многих десятилетий. И для Китая так оно и было, хотя теперь эта ситуация подходит к концу. Однако Индия и другие развивающиеся страны только начали ощущать его действие. Фактически 90% бедняков живут в странах, где количество трудоспособного населения увеличивается, что дает возможность быстро сократить количество бедных в ближайшие десятилетия.

Например, в странах Африки к югу от Сахары, где сейчас много людей живет далеко за чертой бедности, дети в возрасте до 15 лет составляют 43% от общей численности населения. Когда эти дети подрастут и станут работниками, доля работающих в экономике может существенно увеличиться, что приведет к повышению среднего дохода на душу населения.

Но не всем странам суждено получить выгоду от «излишка молодежи». В период до 2030 года в нескольких странах со средним уровнем доходов будет наблюдаться снижение доли трудоспособного населения. Помимо всего прочего, это отражает подтвержденную опытными данными тенденцию, что более высокие доходы побуждают семью рожать детей позже.

Однако даже и тут демографические новости не совсем плохие – и не только потому, что снижение рождаемости, как правило, коррелирует с увеличением средней продолжительности жизни. История показывает, что существует второй тип демографического дивиденда – тот, который длится даже дольше и более устойчив, чем первый: он возникает, когда накопленные сбережения стареющего населения вызывают всплеск инвестиций. Многие богатые страны прошли по этому пути.

Но, чтобы воспользоваться демографическим дивидендом, нужно потрудиться. Как подчеркивалось в докладе по глобальному мониторингу группы Всемирного банка за 2015/2016 год, только от ответных политических мер в стране зависит, как демографические тенденции повлияют на благосостояние населения. При неправильном подходе рост молодого населения может стать дестабилизирующим фактором, а быстрое старение населения – бременем для экономического роста и государственного бюджета.

Для стран с растущей численностью населения трудоспособного возраста ключевая задача состоит в том, чтобы создать много производительных рабочих мест. Для тех стран, где население стареет – в повышении производительности и корректировке системы социального обеспечения. В обоих случаях важное значение имеют вложения в человеческий капитал и создание благоприятных условий для бизнеса с целью повышения занятости.

Кроме того, страны должны воспользоваться различиями в демографической ситуации, соответствующим образом изменив политику в отношении трансграничных потоков капитала, миграции и торговли. Больше капитала должно поступать в страны с более молодым населением – с их растущими производственными базами и потребительскими рынками – для поддержки инвестиций и роста занятости; рабочая же сила должна поступать в страны, где население стареет, чтобы восполнить нехватку работников.

Fake news or real views Learn More

Чтобы все эти политические меры работали, странам необходимо повысить эффективность своих общественных и правительственных учреждений и доверие к ним. Важно также смягчить неопределенность ситуации, с тем чтобы не порождать нестабильности.

Последние 35 лет доказывают, что рост населения не обязательно приводит к бедности. Хотя увеличение количества бедных в нестабильных и пострадавших от конфликтов странах осложняет решение проблемы бедности в течение следующих нескольких десятилетий, этим нельзя оправдывать отсутствие постоянного прогресса в данной области. У нас есть ресурсы и знания, чтобы достичь гораздо большего благосостояния, справедливости и устойчивости. Настоящая проблема состоит в эффективном использовании этих ресурсов.