Activists protest outside the Capitol as the Senate holds a second day of voting on health care legislation Bill Clark/CQ Roll Call/Getty Images

Преодоление демократической близорукости

НЬЮ-ЙОРК – Несмотря на позитивные показатели, мировая экономика по-прежнему окружена рисками. И поскольку первопричиной каждого из них являются структурные проблемы, снижение этих рисков потребует от лидеров неспешного, вдумчивого подхода. К сожалению, в наши дни его не часто встретишь, особенно в демократических странах.

Проблема заключается в разобщенности между политическими и экономическими циклами. Продолжительность нормального экономического цикла составляет 5-7 лет. Однако, по данным Глобального института McKinsey, средний срок пребывания у власти лидеров стран «Большой двадцатки» упал до рекордных 3,7 года (по сравнению с шестью годами в 1946 г.). В стремлении к победе на следующих выборах политики зачастую отдают предпочтение краткосрочным результатам, даже в ущерб перспективе роста или стабильности.

Этот компромисс хорошо прослеживается в расширении бюджетных дефицитов. В Соединенных Штатах, согласно данным Бюджетного управления Конгресса, дефицит бюджета в течение следующих 30 лет вырастет в три раза: с 2,9% ВВП в 2017 г. до 9,8% в 2047 г., и причиной этого является сокращение налогов и другие разрушительные для бюджета меры, направленные на привлечение избирателей (или, что не менее важно, на умиротворение доноров). Это подрывает способность правительства делать долгосрочные инвестиции в такие области, как образование и инфраструктура.

Схема вознаграждения политиков за близорукое мышление вскоре вынудит западные демократии всерьез бороться за стабильный долгосрочный рост, в отличие, скажем, от авторитарного Китая. Существуют как минимум два пути решения этой проблемы в демократическом контексте.

Во-первых, более тесная привязка правительств к политическим решениям своих предшественников. В таком случае у более перспективного законодательства, которое уже прошло этапы обсуждения и принятия, будет достаточно времени для фактического вступления в силу, и ему не будет угрожать элементарная отмена после перехода власти к новой администрации.

Европейский союз может продемонстрировать пример того, как работают долгосрочные обязательства. В Маастрихтском договоре от 1992 г. правительства европейских стран установили предельные значения государственного долга (60% от ВВП) и годового дефицита бюджета (3% от ВВП). С тех пор правительства постепенно привели финансы своих стран в соответствие с этим стандартом.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Однако, как показывает опыт ЕС, такие «долгосрочные обязательства» не всегда соблюдаются неукоснительно, особенно во времена экономических стрессов. После финансового кризиса 2008 года стало очевидно, что такие страны, как Греция, Италия, Испания и Португалия, нарушили свои обязательства в рамках Маастрихтского договора.

Тем не менее, принятие правительствами обязательств, которые выходят за рамки избирательных циклов, может помочь в закреплении законодательных повесток дня с более долгосрочной перспективой благодаря снижению частоты сменяемости эгоистичных политик. Подобный подход был бы полезен для подписанного президентом США Бараком Обамой закона о доступном медицинском обслуживании (АСА). Если бы АСА мог оставаться в силе на протяжении некоторого минимального фиксированного срока, вместо того чтобы мгновенно попасть на растерзание администрации Дональда Трампа, это, возможно, позволило бы провести более фундаментальную трансформацию несовершенной системы здравоохранения Америки, в том числе путем совершенствования самого Закона о совершенствовании здравоохранения (Obamacare).

Другим способом поощрения долгосрочного мышления среди политиков было бы продление срока их полномочий, скажем, до шести лет – приблизительно сравняв его с продолжительностью экономических циклов. Вместо того чтобы тратить весь свой срок на компании по переизбранию, политики смогли бы использовать это время и политическое пространство на изучение нюансов сложных структурных проблем и формулирование стратегий, способствующих потенциальному росту экономики.

В некоторых странах политические лидеры уже имеют расширенные сроки полномочий. Например, в Бразилии федеральные сенаторы избираются на восьмилетний срок. В Мексике и на Филиппинах президентский срок составляет шесть лет. В США, напротив, члены Палаты представителей выходят на выборы каждые два года, в некоторой степени вынуждая президента и сенаторов, которые занимают свои посты в течение четырех и шести лет соответственно, действовать в рамках периода, ограниченного двумя годами.

Разумеется, увеличение сроков полномочий несет в себе риски, потенциально позволяя некомпетентным или проблемным в определенном смысле лидерам дольше оставаться у власти. Вот почему эти изменения необходимо осуществлять параллельно с еще одной реформой – изменением требований к приемлемости для потенциальных политиков, целью которых должен быть отбор лидеров, способных не только победить в предвыборной гонке, но и решать реальные задачи.

В статье 2012 года Филипп Коули из Университета Ноттингема отметил, что на момент конца 2010 года лидеры крупнейших британских политических партий были рекордсменами по неопытности, по сравнению со всеми политиками послевоенного периода. Аналогичным образом, исследование библиотеки Палаты общин Великобритании в 2012 году показало, что с 1983 по 2010 год число делающих стремительную карьеру политиков в парламенте увеличилось более чем в четыре раза – с 20 до 90 человек.

Рост числа политиков-карьеристов совпал с растущим цинизмом в отношении эффективности избранных лидеров. Фактически, согласно исследованию Всемирного экономического форума 2016 года, граждане демократических стран меньше доверяют своим лидерам, тогда как в 2015 году опрос Pew показал, что более 80% граждан Соединенных Штатов не считают федеральное правительство способным постоянно принимать безошибочные решения. Такой уровень недоверия, вероятно, сыграл свою роль в победе политического неофита Дональда Трампа над Хиллари Клинтон на президентских выборах 2016 года в США.

В любом случае, сегодняшние экономические риски никуда не исчезнут, и добиться их снижения можно будет только с помощью реформ, направленных на длительную перспективу. Похоже, с точки зрения разработки долгосрочных повесток дня демократии находятся в невыгодном положении. Но так быть не должно.

http://prosyn.org/3fEqghf/ru;

Handpicked to read next