0

Большие ожидания Дэвида Кэмерона

НЬЮ-ЙОРК. То, что я слышу в новостях, приходящих в последнее время из Англии после недавней волны городских бунтов, и то, что я прочитала в захватывающей биографии Чарльза Диккенса «Становясь Диккенсом», написанной Робертом Дугласом-Фэрхерстом, наводит меня на мысль, что жизнь и искусство перекликаются между собой.

На волне беспорядков премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон предложил возродить детские суды, настаивал на суровых приговорах и оранжевых комбинезонах для осужденных и выдвигал также массу других одиозных идей. Например, осужденные могут быть намеренно подвергнуты публичному порицанию при помощи общественных работ по уборке, а их семьи, которые не совершали никаких преступлений, могут быть выселены из своего субсидируемого правительством жилья. Кэмерон также практикует аресты за комментарии в Facebook, временное закрытие социальных сетей и более смертоносные полномочия для полиции.

В Англии Диккенса судебная власть не была независимой, а газеты подвергались государственной цензуре. Детей (например, Оливера Твиста) наказывали методами, направленными на то, чтобы сломать их; бедные люди, осужденные за сравнительно незначительные правонарушения, высылались в Австралию или подвергались публичным унизительным формам наказания; полиция бесконтрольно и жестоко властвовала над бедными.

Я не одобряю снисхождения к грабителям и головорезам; однако мы уже знаем, куда предлагаемое Кэмероном карательное законодательство и его усилия, направленные на использование гражданских беспорядков для подавления гражданских свобод, могут завести страну.