1

Велоспорт и рак

Велосипедист Ланс Армстронг недавно отпраздновал юбилей. Прошло десять лет с тех пор, как ему поставили диагноз ‘метастатический тестикулярный рак’, который, по мнению его врачей, его убьет.

На основе своей вдохновляющей истории и своих усилий предать болезнь гласности, Армстронг стал участником общественного движения против рака. Но при исследовании его сайта в Интернете ( www.laf.org ) и его писем, остается докучливый вопрос: Неужели то же самое упорство, которое помогло Армстронгу выиграть семь велогонок Тур де Франс, помогло вылечить его рак? Армстронг старается не приравнивать велоспорт и рак, но он — и легионы его фанатов – часто не могут не делать этого. Такая связь может сильно вводить в заблуждение.

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

Когда ему было чуть больше двадцати лет, Армстронг уже становился силой в мире гонок, но не все было так хорошо. В 1996 году в возрасте 25 лет у Армстронга появилась усталость, тестикулярная боль и кашель с кровью.

Врачи поставили ему диагноз ‘тестикулярный рак’. Что еще мучительнее, у Армстронга рак прогрессировал, поразив его легкие, брюшную полость и мозг. Ему сказали, что его шанс на выживание приблизительно 40%, что вероятно было преувеличено. Один врач сказал матери Армстронга, что ее сын умрет.

После операции по удалению пораженного раком яичка Армстронг стал “студентом рака”. Его лечили в Индианском Университете, возможно, ведущем американском центре по лечению тестикулярного рака.

Армстронг выбрал Индиану, потому что ее онкологи сказали, что они могут лечить его без блеомицина, вида химиотерапии, которая повредила бы его легкие и положила бы конец его карьере в велоспорте в случае, если он выживет. Они удалили его опухоли головного мозга хирургическим способом вместо радиации, которая могла бы вызвать проблемы с равновесием.

Но врачи не скрывали, что должен будет принимать Армстронг: чрезвычайно едкие лекарственные препараты, с которыми он будет чувствовать себя больным как собака. Армстронг позже написал, что “к четвертому циклу [химиотерапии] я находился в положении эмбриона, круглосуточно мучаясь сильнейшей рвотой”.

Рак Армстронга реагировал на лечение чрезвычайно хорошо. Потом он прошел курс всеобщей реабилитации, постепенно вновь обретая силы и уверенность. К 1998 году он снова катался на своем велосипеде.

Болезнь изменила тело Армстронга. Когда он возобновил серьезные тренировки, он был более худощавым и более мускулистым. В добавок к эмоциональному преимуществу, которое, по мнению Армстронга, дал ему рак, его новое тело также сделало его более эффективным велосипедистом.

В 1999 году, меньше чем через три года после диагноза, Армстронг выиграл свой первый Тур де Франс. За ним последовали шесть других, сделав его самым великим велосипедистом в истории.

Со своей стороны Армстронг пытался избежать обманчивых ассоциаций между своими победами на гонках Тур де Франс и выздоровлением от рака. “Хорошие, сильные люди болеют раком”, - написал он, - “и они делают все, чтобы победить его и все же умирают”. Возможно, он и был героем гонок, заявил Армстронг, но “перенести рак не было героическим поступком”. Хотя он участвовал в выборе своего лечения и у него были прекрасные врачи, его выживание было “скорее слепой удачей”.

И все же время от времени у Армстронга, кажется, незаметно проскальзывает то, что он старается избежать. В заключении своей второй книги Армстронг суммировал свою историю болезни раком следующим образом: “Меня лечили, я боролся изо всех сил, и я поправился”. Выдержка на его сайте в Интернете гласит: "Когда я был болен, я не хотел умерать. Когда я участвую в гонке, я не хочу проиграть. Умирать и проигрывать, это одно и то же”.

Больше всего беспокоит то, что те, кто слышат историю Армстронга, перенимают те же самые рассуждения. “Ланс отказался стать статистикой и вместо этого собрался с силами и стал злейшим врагом рака,” – написал рецензент его первой книги. “Он отказался сдаться и решил бороться с болезнью всеми возможными способами”. Интернет-биография заявляет, что “с тем же неистовым рвением, с которым он участвует в соревнованиях,” Армстронг “взялся за свою болезнь и победил”.

Для некоторых людей Армстронг стал символом идеи о том, что все возможно. “Ланс победил рак, а потом продолжил свои победы, выиграв 5 велогонок Тур де Франс”, - написал на его блоге компьютерный программист в 2003 году. “Это в значительной степени означает, что я могу преодолеть любые беды, которые случаются в моей жизни, так что после них я могу продолжать жить”.

Беда состоит в том, что данные о “жажде жизни” среди больных раком не настолько радужные. Одно исследование 1989 года показало, что женщины с метастатическим раком молочной железы, которые посещали группы поддержки, жили дольше, но эти данные не копировались. Недавнее исследование показало, что положительный настрой не удлинил жизни больных раком легких. Занимательно, что клинические врачи могут вспомнить "борцов" с раком, которые умирают, и тех, кто "сдаются", но продолжают жить.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Это отрезвляющее послание многочисленным фанатам Армстронга. В конце концов, все мы хотим думать, что тяжелый труд всегда окупается. К сожалению, в мире рака, это, возможно, не так.

Но наследие Армстронга – это больше, чем данные. Он научил и вдохновил тысячи, возможно, миллионы больных раком и собрал средства, которые используются для того, чтобы найти метод излечения. О, и еще те самые семь велосипедных гонок, которые он выиграл.