0

Кибер-война и мир

КЕМБРИДЖ. Два года назад часть неисправного компьютерного кода заразила ядерную программу Ирана и уничтожила многие центрифуги, используемые для обогащения урана. Некоторые наблюдатели назвали этот очевидный саботаж предвестником новой формы войны, а министр обороны США Леон Панетта предупредил американцев об опасности нападения на США типа «кибер Перл-Харбора». Но что мы действительно знаем о кибер-конфликте?

Кибер-область компьютеров и связанных с ней электронных видов деятельности представляет собой сложную искусственную среду, а противники-люди действуют целенаправленно и осмысленно. Горы и океаны трудно передвигать, но части киберпространства можно включать и выключать, нажимая выключатель. Гораздо дешевле и быстрее двигать электроны через весь земной шар, чем двигать большие корабли на большие расстояния.

Стоимость разработки подобных судов – крупных авианосцев и подводного флота – создаёт огромные барьеры для участия, что обеспечивает господство ВМС США. Но барьеры для участия в киберпространстве настолько низки, что здесь при низких затратах значительную роль могут играть негосударственные субъекты и небольшие государства.

В своей книге «Будущее власти» я утверждаю, что рассредоточение власти от правительств является одним из величайших политических изменений текущего столетия. Киберпространство является прекрасным примером. Большие страны, такие как США, Россия, Великобритания, Франция и Китай, обладают бóльшим потенциалом, чем другие государства и негосударственные субъекты, для контроля над морским, воздушным и космическим пространством, но говорить о преобладании в киберпространстве почти не имеет смысла. Во всяком случае, зависимость от сложных кибер-систем для поддержки военной и экономической деятельности создает для крупных государств новые слабые места, которыми могут воспользоваться негосударственные субъекты.