0

Плач о пролитом "Пармалате"

В войне ценностей, ведущейся между Америкой и значительной частью остального мира, управление корпорациями играет важную роль. Различие в представлениях о том, каким должен быть капитализм, отражает и вместе с тем в некоторых случаях подпитывает недовольство Соединёнными Штатами. В 90-е годы дело выглядело так, как будто остальной мир желал вести дела по американскому образцу, при котором рынки капитала активны и руководители компаний реагируют на интересы акционеров. Эта американизация часто называлась просто "глобализацией".

Затем наступил откат, в значительной степени вызванный крахом компании Enron и другими корпоративными скандалами. Значительная часть мира начала отворачиваться от американского способа ведения дел. Представители европейских и азиатских деловых кругов с новой энергией начали заявлять о том, что их модель капитализма в большей степени сориентирована на долгосрочные ценности и долгосрочную перспективу. Биржевая стоимость акций в качестве критерия была заклеймена как "новомодная причуда" и мошенничество.

В континентальной Европе и частично в Азии основополагающие ценности бизнеса всегда были связаны с долгосрочными институтами общества, особенно с семьёй. Действительно, даже в секторе крупных предприятий семья в её расширенном варианте остаётся основой всего. Согласно одному недавно произведённому подсчёту, из 100 крупнейших компаний страны в руках какой-либо семьи в Германии находятся 17, во Франции - 26, а в Италии - 43.

В начале 21 столетия семейные интересы ещё раз удивительным образом заявили о себе в континентальной Европе: произошло увольнение управленцев, которые, по мнению владельцев, слишком уж американизировались. В Германии семья Мон уволила главного управляющего компании Bertelsmann, Томаса Миддельхоффа, собиравшегося превратить семейную компанию в почти денационализированное предприятие. Во Франции Жан-Мари Мессье был снят с поста в Vivendi International по аналогичным причинам, и династия Лагарде постаралась сохранить контроль в своих руках. В отличие от Мессье, семья Лагарде воспринималась как французская до мозга костей. Жена президента Жака Ширака, премьер-министр и пять министров в 2003 году посетили похороны Жана-Люка Лагарде.