39

Вековой застой или недомогание по собственной вине?

МЮНХЕН – Почти ровно восемь лет назад крах Lehman Brothers вверг мировую экономику в рецессию. Межбанковский рынок рухнул, и весь промышленно развитый мир был брошен в худший кризис со времен окончания второй мировой войны. Несмотря на то что центральные банки продолжают поддерживать ультранизкие процентные ставки, кризис все еще не преодолен полностью. Напротив, многочисленные экономики, например южные страны Европы и Франция, попросту не добились какого-либо прогресса. А Япония едва сводит концы с концами уже на протяжении четверти века.

Некоторые экономисты считают, что это свидетельствует в пользу «векового застоя» ‑ явления, описанного в 1938 году американским экономистом Элвином Хансеном, который почерпнул эту идею из Закона о тенденции нормы прибыли к понижению Карла Маркса. Согласно этой точке зрения, из-за постепенного истощения прибыльных инвестиционных проектов естественная реальная процентная ставка продолжает падать. Таким образом, стабилизация экономики возможна лишь за счет эквивалентного снижения процентных ставок, устанавливаемых денежно кредитной политикой.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Учитывая огромный кредитный пузырь, который предшествовал кризису в Японии, Соединенных Штатах и Южной Европе, а также агрессивную политику, проводимую центральными банками в течение последних нескольких лет, я сомневаюсь, что эта теория верна. На самом деле, я считаю, что в основе стагнации, начавшейся после 2008 года, лежит иной механизм, который я называю «недомоганием по собственной вине».

Эта гипотеза лучше всего понимается в контексте теории экономиста Джозефа Шумпетера о деловом цикле. Ложные ожидания со стороны участников рынка регулярно вызывают возникновения кредитных пузырей и пузырей в ценах на активы. Инвесторы, ожидающие роста цен и доходов, приобретают жилую и коммерческую недвижимость, а также вкладываются в новые коммерческие предприятия. Цены на недвижимость начинают расти, происходит строительный бум и начинается новая фаза быстрого расширения, частично поддерживаемая за счет активизации экономики страны, в том числе сферы услуг. Рост доходов все больше и больше вдохновляет заемщиков, что приводит к дальнейшему разогреву ситуации.

Затем пузырь лопается. Инвестиции обрушиваются, цены на недвижимость падают; предприятия и банки банкротятся; заводы и жилые дома освобождаются; сотрудники увольняются. После того как цены и зарплаты упали, на сцену выходят новые инвесторы с новыми бизнес-идеями и создают новые фирмы. После этого «созидательного разрушения», начинается новая фаза быстрого расширения.

Однако в ходе текущего кризиса денежно-кредитная политика вытесняет созидательное разрушение, которое могло бы лечь в основу для нового подъема в росте. Владельцы активов убедили центральные банки в том, что экономический цикл Шумпетера можно обойти путем масштабных покупок облигаций, финансируемых с помощью печатного станка и с помощью соответствующего снижения процентных ставок.

Следует отметить, что эти меры остановили падение цен на активы на полпути и тем самым спасли огромные состояния. Но это также помешало достаточному количеству молодых предпринимателей и инвесторов пойти на риск открытия новых предприятий. Вместо этого, существующие фирмы остались на своих местах, поддерживая себя на плаву, но не имея необходимых средств для новых инвестиций. В Японии и Европе, в частности, большое количество таких зомби-фирм и банков сумели выжить, и теперь они мешают потенциальным конкурентам выйти на сцену и запустить очередной подъем в росте. В результате экономическое окостенение выглядит как вековой застой, описанный Хансеном; в действительности же, это недомогание они вызывают сами.

Fake news or real views Learn More

И, поскольку низкие процентные ставки снизили прибыли распорядителей активами, некоторые центральные банки – и, в частности, Европейский центральный банк – полагались на последовательные сокращения процентных ставок в попытке создать псевдо-повышение цен на активы. Таким образом, экономика попала в ловушку, вынуждая ЕЦБ применять все более радикальные меры денежно-кредитной политики. Его текущая программа количественного смягчения нацелена на удвоение денежной массы за очень короткий период времени. На позицию выкатывают новые орудия, например последовательный все больший уход в минус отрицательных номинальных процентных ставок или так называемые «самолетные деньги».

Единственным выходом из этой ловушки будет изрядная порция созидательного разрушения, которое в Европе должно было бы сопровождаться облегчением долгового бремени и выходами из еврозоны с последующей девальвацией валют. Шок будет болезненным для текущих владельцев богатств, однако, вслед за быстрым снижением долларовых цен на активы, в том числе на землю и недвижимость, начнут появляться возможности для роста новых предприятий и инвестиционных проектов; начнут создаваться новые рабочие места. Естественная прибыль от инвестиций опять вырастет, что позволит экономике снова войти в фазу расширения при нормальных процентных ставках. Чем раньше мы позволим произойти этой продувке, тем более мягкой она будет и тем скорее европейцы и все остальные снова смогут вздохнуть с облегчением.