madgavkar16_alistairgettyimages_homeofficezoom Alistair/Getty Images

Какие изменения в экономическом поведении сохранятся после пандемии?

МУМБАИ/САН-ФРАНЦИСКО – Когда началась пандемия, компаниям, работникам и потребителям пришлось быстро адаптироваться, чтобы продолжить работать в условиях ограничений, вызванных Covid-19. Сегодня, когда, по крайней мере, в некоторых странах, вакцины позволяют возобновить более или менее «нормальную» деятельность, перед бизнесом возник острый вопрос: в каких масштабах эти изменения окажутся долгосрочными.

Наше исследование помогло выяснить, что сохранение вызванных пандемией поведенческих изменений будет зависеть от сочетания корпоративных и государственных решений, которые, в свою очередь, определяют выбор для потребителей и работников. Подобные факторы не всегда содействуют закреплению потребительских предпочтений. Например, по данным опросов, 30-50% потребителей намерены покупать товары, соответствующие устойчивому развитию. Однако в реальности на долю таких товаров обычно приходится менее 5% общей суммы продаж, в том числе и потому, что компании требуют за них более высокую плату, а правительства не предлагают покупателям специальных стимулов.

Напротив, глобальный сбой, спровоцированный Covid-19, создал идеальный шторм, в котором определённые сдвиги в потребительском поведении стали соответствовать изменениям в работе бизнеса и в государственном регулировании. Многие из этих изменений поведении в реальности ускорили процессы, которые считались многообещающими и до пандемии, но не получали популярности из-за озабоченности высокими издержками или из-за массового скепсиса. Вирус открыл возможность экспериментировать с ними и сделал их ценность намного более очевидной.

Кроме того, прогресс в цифровых технология помог создать широкую экосистему поддержки данных поведенческих изменений. Одни компании впервые соединили видеоконференции с технологиями дополненной реальности, что позволило техническим специалистам, находящимся в одно месте, чинить оборудование, расположение в совершенно другом месте. Другие – увеличили инвестиции в автоматическую обработку операций роботами, тем самым преобразив управление рутинной бумажной работой. Сокращение издержек и удобство, ставшие результатом применения подобных инструментов, вероятно, повысят желание сохранить удалённую работу и уменьшат количество деловых поездок, среди прочих изменений.

Чтобы определить, станут ли подобные сдвиги, вызванные пандемией, длительными, мы проанализировали целый ряд изменений в поведении. Каждое мы проверили «тестом на устойчивость», принимая во внимание предпочтения потребителей и работников, а также действия компаний (в том числе инновационную деятельность, стимулируемую новыми цифровыми инструментами) и государственные решения.

Взгляните, например, на онлайн-ритейл. Многие потребители, вынужденно покупавшие во время пандемии продукты онлайн, обнаружили, что это очень удобно. Тем временем ритейлеры увеличили инвестиции в онлайн-продажи и расширили выбор товаров и вариантов их доставки потребителям, включая вариант заказа товаров онлайн в пункты выдачи для тех, кто не хочет платить за доставку на дом. Прирост количества таких пользователей пока что в основном сохраняется. Онлайн-потребление поддержали также изменения в регулировании. Например, правительство США смягчило ограничения, как именно люди, получающие пособия на продовольственную помощь, могут их использовать – такая маленькая поправка повысила удобство и принесла выгоды бизнесу.

Subscribe to Project Syndicate
Bundle2021_web4

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world's leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, topical collections, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more. All for less than $9 a month.

Subscribe Now

Есть также новые формы поведения, которые могут оказаться временными, если цифровые инструменты и рыночные методы не адаптируются достаточно для того, чтобы обеспечить более высокое качество обслуживания. Именно по этой причине онлайн-обучение, и это особенно касается наиболее юных учеников, вероятно, пойдёт на спад. Учащиеся, преподаватели и родители часто недовольны дистанционным обучением, в особенности семьи, у которых нет цифровых инструментов или адекватного подключения к сети, поэтому удалённое обучение будет сохраняться лишь в некоторых случаях, в основном в сфере высшего образования и профессиональной подготовки.

Устойчивость изменившихся привычек в расходах подкрепляется значительными инвестициями граждан в новые модели потребления. Например, потребители, занимавшиеся «обустройством домашнего гнезда» во время пандемии, совершили крупные инвестиции в мебель, товары длительного пользования, а также оборудование для игр и физических упражнений. Вероятно, они продолжат проводить больше времени дома, занимаясь, например, приготовлением еды или просмотром новейших популярных шоу на телевизорах с большими экранами, которые они приобрели, сидя дома взаперти.

Аналогичные тенденции устойчивости наблюдаются и у работников. Некоторым из них работа из дома во время пандемии позволила удовлетворить давние желания обрести больше гибкости в графике и освободиться от поездок на работу, среди прочих выгод. В ходе недавно проведённого McKinsey опроса более 5000 штатных сотрудников компаний в девяти странах 52% опрошенных заявили, что в будущем предпочли бы иметь гибридный график удалённой работы (рост на 22 процентных пункта по сравнению с ситуацией до пандемии), а 11% предпочли бы полностью удалённый рабочий график. Наш анализ 2000 видов деятельности в более чем 800 профессиях показывает, что вплоть до четверти работников в развитых странах могли бы работать удалённо 3-5 дней в неделю без потери производительности. В некоторых регионах, следовательно, перед работодателями встаёт вопрос, сколько можно позволить работать удалённо.

Если такие изменения в моделях работы и потребления окажутся долгосрочными, они могут создать эффект домино, повлияв на поведение в других областях. Например, мы ожидаем, что спрос на авиаперелёты ради отдыха вернётся к допандемическим темпам роста в краткосрочной перспективе. Цены на авиабилеты и гостиничные номера уже начали расти, поскольку некоторые регионы ослабляют ограничения, введённые из-за Covid-19, а потребители стали чащи искать в интернете вероятные места для проведения отдыха.

Однако долгосрочное влияние Covid-19 на туристическую индустрию менее очевидно. В прошлом повышение цен на авиабилеты для деловых поездок фактически позволяло субсидировать снижение цен на билеты для отдыхающих и расширяло для них выбор направлений. Однако если рост популярности удалённой работы и цифровых инструментов сотрудничества снизит спрос на деловые поездки, тогда выгоды для туристического сектора могут уменьшиться.

Те поведенческие изменения, которые сохранятся после завершения пандемии, откроют новые бизнес-возможности для компаний, занимающихся тщательной оценкой потребительских предпочтений, а также связанных изменений в отраслевых методах работы, действий конкурентов, государственной политики и регулирования. Согласно выводам нашего исследования, среднегодовые темпы роста производительности могут повыситься примерно на один процентный пункт до 2024 года включительно, если устойчивые тренды, которые мы выявили, сохранятся.

Правительства могут помочь миру воспользоваться этой возможностью, расширяя и совершенствуя цифровую инфраструктуру, а также обеспечив к ней доступ всех потребителей, работников и бизнеса. Если эти выгоды будут распределены достаточно широко, тогда потенциальный прирост производительности поможет добиться уверенного и справедливого восстановления экономики.

https://prosyn.org/oxSubqBru