ghebreyesus5_Mehedi HasanNurPhoto via Getty Images_bangladeshchildrencoronavirus Mehedi Hasan/NurPhoto via Getty Images

Как выиграть войну с материнской и детской смертностью

ЖЕНЕВА/ЛОНДОН/НЬЮ-ЙОРК – Мир сосредоточил своё внимание на достижении победы в борьбе с Covid-19, но мы не должны забывать о  том, что мы продолжаем вести войну с предотвратимой детской и материнской смертностью – войну, которую мировые лидеры пообещали выиграть к 2030 году. Международное сообщество обязано подтвердить данное обещание и выполнить его в этом десятилетии.

Выживание детей – это, наверное, величайшая нерассказанная история успеха в международном развитии в новейшее время. С начала 1990-х годов уровень смертности у детей младше пяти лет сократился почти на 60%. Темпы снижения смертности ускорились после 2000 года, что позволило спасти миллионы жизней. Быстро падал и уровень материнской смертности: почти на 40% за последние 20 лет.

[График]

Эти достижения стали, в основном, результатом усилий по расширению охвата систем здравоохранения в беднейших странах мира. Первичная медицинская помощь сыграла роль катализатора, способствуя впечатляющим успехам. Такие страны, как Бангладеш и Эфиопия, достигли невероятного прогресса, занявшись подготовкой медработников и направляя их туда, где они могут быть наиболее эффективны: в местные сообщества, где они служат людям.

Международное сотрудничество стало ещё одним мощным драйвером перемен. Помощь, предоставленная, начиная с 2000 года, через «Глобальный альянс по вакцинам Gavi», позволила провести иммунизацию более 760 миллионов человек от смертельно опасных болезней, что спало не менее 13 миллионов жизней.

Несмотря на этот прогресс, дети и их матери по-прежнему умирают, а цифры ужасают. До сих пор более пяти миллионов юных жизней теряется ежегодно (почти половина из них в первый месяц жизни) из-за предотвратимых или излечимых болезней, таких как пневмония, малярия и диарея. Более 800 женщин и девочек-подростков умирают каждый день от предотвратимых причин, связанных с беременностью и родами, что, как правило, объясняется отсутствием репродуктивной медицинской помощи.

Subscribe to Project Syndicate
Bundle2020_web_beyondthetechlash

Subscribe to Project Syndicate

Enjoy unlimited access to the ideas and opinions of the world's leading thinkers, including weekly long reads, book reviews, and interviews; The Year Ahead annual print magazine; the complete PS archive; and more – all for less than $2 a week.

Subscribe Now

Даже до пандемии Covid-19 мир не начал движения по такой траектории, которая позволила бы ему выполнить обещание, включённое в «Цель устойчивого развития №3» (ЦУР): покончить с предотвратимой материнской и детской смертностью к 2030 году. Если в течение ближайшего десятилетия прогресс будет таким же, как и в минувшем десятилетии, тогда к 2030 году более трёх миллионов детей будут по-прежнему умирать каждый год. Цели повышения материнского выживания также не будут достигнуты, причём отрыв будет значительным.

Но сегодня появилась новая опасность: Covid-19 будет увеличивать разрыв между обещаниями ЦУР и реальностью. Сбои в производственных цепочках, усиливающаяся напряжённость с финансами, отвлечение сил медработников и ресурсов – всё это уже негативно влияет на оказание медицинской помощи в уязвимых районах. По данным Gavi, начались задержки в проведении «14 кампаний иммунизации, поддерживаемых Gavi», и зафиксированы четыре случая задержки с «включением новых вакцин в национальную программу иммунизации». В результате, более 13 миллионов человек (многие из них дети) останутся без защиты прививкой.

Тем временем режим карантина и страх заражения мешают людям обращаться за иными видами медицинской помощи. Согласно оценкам учёных из Медицинской школы Университета Джонса Хопкинса, сокращение использования повседневных медицинских услуг на 15% в течение шести месяцев может привести к росту числа детских смертей на 253 тысячи. А по оценкам команды учёных из Института Гуттмахера, даже умеренный спад на 10% в охвате медицинскими услугами, связанными с беременностью и неонатальным уходом, приведёт к росту количества смертей матерей на 28 тысяч, а смертей новорожденных – на 168 тысяч.

Мы уже увидели раньше, как это происходит. Во время эпидемии Эболы в 2014-2016 годах в Западной Африке из-за сбоев в оказании повседневных медицинских услуг произошёл катастрофический всплеск детской смертности от малярии и других заболеваний, повысилась материнская смертность и мертворождаемость.

Как и Эбола, Covid-19 требует мирового внимания – и сотрудничества. Без вакцины не существует выхода из пандемии. Именно поэтому так критически важно разработать вакцину, а затем равномерно распределить её. Первоочередным приоритетом остаётся международное сотрудничество, направленное на укрепление систем здравоохранения и обеспечение тестов, средств индивидуальной защиты, медицинских материалов и оборудования, необходимых для спасения жизней.

Однако мы не должны позволить, чтобы новый эпидемический кризис (каким бы смертельно опасным он ни был) увеличил список жертв «старых убийц» среди самых обездоленных в мире детей и женщин. Чтобы предотвратить такой исход, потребуются действия на четырёх направлениях.

Во-первых, правительства и предоставляющие помощь финансовые доноры должны защитить завоёванные с таким трудом улучшения показателей детского и материнского здоровья. Для этого им надо сохранить бюджеты, выделяемые на местные медицинские службы, включая медицинскую помощь матерям и иммунизацию. Очень важной станет встреча финансовых доноров в июне, где будет решаться вопрос о финансировании Gavi на период 2021-2025 годов. Прислушавшись к призыву Gavi выделить финансирование в размере $7,4 млрд, финансовые доноры позволят этой организации провести иммунизацию 300 млн детей в развивающихся странах за указанный период, что поможет спасти около восьми миллионов жизней. Более выгодной инвестиции в здоровье не существует.

Во-вторых, необходимо активизировать работу по созданию более устойчивых систем здравоохранения, обращая особое внимание на устранение слабостей, которые выявила пандемия Covid-19. Например, во многих беднейших странах мира нет медицинского кислорода, который абсолютно необходим для лечения не только Covid-19, но и детской пневмонии (убивающей ежегодно более 800 тысяч детей младше пяти лет), малярии, сепсиса, респираторных проблем у новорожденных.

В-третьих, пришло время отказаться от ошибочной идеи, будто всеобщий охват услугами здравоохранения является недопустимой роскошью. Недопустимым является неравенство, страдание и неэффективность. Всё это результат ситуации, когда медицинские услуги финансируются за счёт платы, требуемой с людей, которые слишком бедны, чтобы платить. Поскольку бедность будет увеличиваться, срочной задачей стала ликвидация подобной платы и укрепление финансируемых государством систем здравоохранения. Более того, всеобщий охват услугами здравоохранения упоминается в «Цели устойчивого развития №3» вместе с предотвратимой материнской и детской смертностью, что подчёркивает их взаимозависимость.

Наконец, в условия нарастающей финансовой нагрузки на системы здравоохранения мы должны изучить все возможные способы мобилизации ресурсов. Международный валютный фонд и Всемирный банк добились обязательства стран «Большой двадцатки» приостановить сбор долговых платежей с беднейших стран. Несомненно, это прекрасный шанс конвертировать деньги, предназначавшиеся для обслуживания долга, в инвестиционный фонд защиты детского и материнского здоровья.

Пандемия Covid-19 стала убийственным напоминанием о нашей общей уязвимости. Но нас всех объединяют общие ценности, выраженные в нашем обещании покончить с предотвратимой детской и материнской смертностью. Одновременно с нашей борьбой с пандемией мы должны сдержать слово и выполнить обещание, данное детям и женщинам, чьи жизни находятся под угрозой.

https://prosyn.org/Ff72w33ru