9

Когда Обама постоянно прослушивает

ВЕНА – Что объединяет “Америка прежде всего” Президента Дональда Трампа, Польского политического кукольника Ярослава Качиньского и Президента России Владимира Путина? Хвастливые националисты Трамп и Качиньский, должны были бы порицать Российского лидера реваншиста за его экспансионистскую политику в странах бывшего Советского Союза, таких как Грузия и Украина. Тем не менее Трамп пылко расхваливает Путина, а Качиньский все больше подражает его автократическим методам. И, похоже, они втроем предрасположены не только к тому, чтобы верить в нелепые заговоры, но и использовать эти убеждения для формирования политики и манипулирования общественностью.

Путин повсюду видит тайные заговоры, направленные на подрыв величия России, инициированные в основном западными шпионами из Соединенных Штатов и Соединенного Королевства. Теории, которых он придерживается, часто беспочвенны, но по меньшей мере можно понять, почему он мог бы им верить: для бывшего агента КГБ, который сам был шпионом, повышенный уровень подозрительности, что вещи могут быть не такими, какими они кажутся, нельзя назвать шокирующим.

Чувствительность Трампа – даже энтузиазм в отношении – радикальных теорий заговора объясняется еще проще. Трамп далеко не мастер интриги, конечно же, если беспощадный мир Нью-Йоркской недвижимости, не контролируется мафией намного сильнее, чем представляют себе сторонние наблюдатели

Кажется очевидным, что главный стратег Трампа Стивен Бэннон, пожизненный антилиберальный баснописец, укрепляет люмпенское мировоззрение своего босса. Но даже влияние Бэннона не может объяснить лихорадочные твиты Трампа, отправленные в прошлую субботу рано утром, с обвинениями в адрес бывшего президента США Барака Обамы в том, что перед выборами Башня Трампа “прослушивалась”.

Без наличия каких-либо доказательств для своих утверждений, Трамп призвал к расследованию, так же, как он потребовал расследования широко распространенной фальсификации голосов (в пользу его оппонента Хиллари Клинтон), которой никогда не было. ��та последняя напыщенная тирада прозвучала так странно и неправдоподобно – даже для одурманенного новостными каналами, зависимого от Twitter президента, – что можно только задаться вопросом (что многие делают), не страдает ли Трамп каким-то психическим расстройством.

У Качиньского есть свои параноидальные теории. Он считает, что Президент Европейского совета Дональд Туск, бывший премьер-министр Польши, сговорился с Путиным, чтобы убить его брата-близнеца, тогда – Президента Польши Леха Качиньского. Авиакатастрофа под Смоленском в 2010 году, унесшая жизни 92 польских высокопоставленных лиц, включая Леха Качиньского, была тщательно расследована – и ни одно из доказательств не подтверждает утверждений Качиньского. И все же, на основании своих болезненных заблуждений, Качиньский занялся в Брюсселе тайным заговором, чтобы заменить Туска.

То, что покойный историк Ричард Хофстадтер назвал “параноидальным стилем”, достигло в США и Польше высоких политических высот. Вопрос в том, как эти две демократии попали под влияние лидеров, больше напоминающих Путина, чем обычных западных лидеров. Обычный политический анализ – и даже психология – могут быть неспособны дать на это ответ.

Писательница Джоан Дидион может быть ближе всех к описанию пути, основываясь на политиках Трампа и Качиньского. В своем эссе “Notes Toward a Dreampolitik”, Дидион описывает людей, которые движутся по миру “постоянно вырубая деревья в каких-то дебрях дикой природы”. Они являются “тайными переселенцами, которые ходят где-то рядом, в ганглиях фантастического электронного пульсирования”, которое характеризует современную жизнь, и они “продолжают получать информацию только через самые тонкие цепи случайно просочившихся слухов и молвы”. Они “номинально грамотны”, но “тем не менее, они участвуют в национальных страхах только сквозь тусклое стекло”.

Действительно пугает, когда президент США отказывается от большинства своих ежедневных брифингов со специалистами Государственного департамента, с военными и разведывательными службами. Тот факт, что вместо этого он полагается на Fox News, расистские альтернативные-правые блоги и неконтролируемые бесчинства разговорного радио, действительно, даже экзистенциально, пугает. Лидер свободного мира сделал свой дом маниакальными задворками Американского политического дискурса.

При Качиньском Польша, похоже, застряла в аналогичной Интернет и радио выгребной яме. Действительно, радиостанция Римско-католической церкви “Радио Мария” относится к числу наиболее известных “тайных переселенцев”.

Но, как показало управление Путина, параноидальный стиль – это не просто личная слабость. В своей книге “История вуду: роль теории заговора в формировании современной истории” британский журналист Дэвид Ааронович описал эту политическую паранойю, как своего рода вуду в наш век социальных медиа. Подбор слов говорит сам за себя. Как показал, во время своей почти 15-летней диктатуры на Гаити, Вуду, врач Франсуа Дювалье “Папа Док”, где нет основ для политической легитимности, паранойя правителя должна быть беспощадной.

Папа Док обратил страх в самую мрачную форму политической магии. Каждый на Гаити, кто ставил под сомнение его правление, мог ожидать, что будет отправлен в ссылку – часто публично и театрально – жестоким образом – ужасными Тонтон Макутами Папы Дока. Иностранные критики получали испорченную репутацию. Грэм Грин, который искусно проанализировал в своем романе “Комедианты” правление Папы Дока, был назван Бензедриновым наркоманом – и еще хуже – пропагандистом режима. Путин хорошо знаком с подобной тактикой.

И сейчас Запад переживает нечто подобное. Президент США Джордж Г.У. Буш однажды, как известно, предостерег от “вуду-экономики”. Сегодня мы сталкиваемся с одной из форм политики вуду: правлении, основанном на “альтернативных фактах” и необоснованных, и непроверенных теориях, которые накладывают свой вид заклинания на граждан, борющихся за понимание глобализованного мира и экономики от которых они чувствуют себя отстраненными.

Трамп, Качиньский и Путин используют этот подход, потому что он работает. Независимо от того, и в какой степени они верят своим собственным словам, они могут быть уверены в том, что для большинства их сторонников магия никогда не исчезнет, ​​независимо от того, как сильно они терпят неудачу или как открыто они лгут.