13

Колумбийский дар миру

МАДРИД – После четырех лет переговоров в Гаване (Куба) колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос заключил соглашение о прекращении военных действий, которые власти страны долгое время вели против Революционных вооружённых сил Колумбии (ФАРК) – самой живучей повстанческой группировки в Латинской Америке. Число жертв гражданской войны в Колумбии, длившейся шесть десятилетий, оценивается в 220 000 человек, ещё шесть миллионов человек стали беженцами. Прекращение войны стало выдающимся достижением дипломатии, а Сантос заслуживает аплодисментов всего мира. Более того, он должен стать основным кандидатом на Нобелевскую премию мира в этом году, причём с большим отрывом от остальных кандидатов.

Три важных фактора содействовали заключению мирного договора. Во-первых, возросшая эффективность колумбийских вооружённых сил, которая позволила им сократить численность рядов ФАРК. Во-вторых, предыдущие дипломатические успехи Сантоса, улучшившего ранее напряжённые отношения с соседними странами – Венесуэлой, Эквадором и Боливией. Эта ось государств долгое время помогала ФАРК выживать, предоставляя повстанцам логистическую и политическую поддержку. Наконец, Куба начала новую политику восстановления отношений с США, и Сантос этим мудро воспользовался в интересах заключения мира внутри своей страны.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

На фоне благоприятных условий для ведения переговоров Сантосу необходимо было заняться и фундаментальными причинами конфликта. И он это сделал, подписав в июне 2011 года – в присутствии генерального секретаря ООН Пан Ги Муна – «Закон о жертвах и реституции земель». Этот закон стал важным рубежом, поскольку он принёс мир в регионы, страдавшие от насилия, гарантировал справедливость миллионам крестьян-беженцев, радикально повысил качество жизни и уменьшил привлекательность пропаганды повстанцев, которые использовали лозунг земельной реформы для оправдания своих неописуемых зверств. Этот закон даже заслужил похвалу Управления верховного комиссара ООН по правам человека в Колумбии за отдельный пункт, касающийся женщин и детей, которые выжили в условиях нарушений права человека, а также тех, кто преследовался за свою предполагаемую сексуальную ориентацию.

Хотя и не без недостатков, «Закон о жертвах и реституции земель» совершенно очевидно помог проложить путь к миру и национальному примирению в Колумбии. Более того, ещё в 2011 году это признал не кто иной, как сам бывший лидер ФАРК Альфонсо Кано (это боевое прозвище Гильермо Саенса Варгаса).

У режима переходного правосудия, установленного колумбийским правительством с целью прекращения конфликта и включения ФАРК в колумбийский политический процесс, неизбежным образом нашлись недоброжелатели, а электорат страны разделился. Бывший президент Альваро Урибе сейчас возглавляет тех, кто жёстко выступает против мирного соглашения на том основании, что оно слишком снисходительно к боевикам ФАРК.

Тем не менее, соглашение, подписанное в Гаване, является историческим и инновационным, потому что в нём сделан ��кцент на установлении истины, и оно не позволяет военным преступникам совсем уклониться от правосудия. Внимание сосредоточено не на том, чтобы мстить и карать, а на так называемом «восстановительном правосудии» – данный принцип архиепископ Десмонд Туту применял для описания перехода ЮАР к правлению большинства после эпохи апартеида. В колумбийской модели переходного правосудия признаётся, что национальное примирение возможно только при условии, что поселения, надломленные долгой и совершенно дикой войной, смогут залечить раны и вновь ожить.

Иными словами, в колумбийском подходе к вопросу о переходном правосудии приоритетом являются интересы жертв, причём в большей степени, чем в каком-либо другом мирном процессе, которые можно было наблюдать в последние годы. Более того, делегации представителей жертв участвовали в гаванских переговорах и встречались с руководством ФАРК, несущего ответственность за большое число военных преступлений прошлого.

Для новаторского подхода колумбийского правительства, похоже, оказалось полезным создание гендерной подкомиссии, которая рассматривала предложения неправительственных организаций, представлявших права женщин и ЛГБТ-сообщества. Правительство также весьма мудро поступило, учредив специальную подкомиссию по анализу истории кровавых преступлений, так как разногласия по поводу прошлого часто становятся непреодолимым препятствием на пути к миру и примирению.

Теперь на первый план должна выйти внутренняя политика Колумбии, поскольку мирный процесс очень зависит от общественного мнения. Войны часто объединяют страны, а наступивший мир нередко их разъединяет, поскольку он неизбежно требует уступок и жертв. У мира есть своя цена, и люди часто спорят по поводу того, кто должен оплачивать этот счёт. Для демократического лидера – совершенно превратным образом – вести переговоры о мире намного рискованней, чем вести войну.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Это особенно относится к асимметричным мирным процессам, в котором участвуют демократически избранное правительство и никому не подотчётная, негосударственная группировка, которая не надо беспокоиться по поводу предстоящих выборов, оппозиции политических партий, прессы или скептически настроенного общества. Несмотря на все эти мощные ограничения, правительство Сантоса ни разу не уклонилось от подлинных демократических процедур. Оно учитывало предложения народных ассамблей, собиравшихся по всей стране, и в течение всего процесса заботилось о поддержании его прозрачности.

Сантос преодолел огромные трудности, а теперь его ждёт новое испытание – предстоящий плебисцит, во время которого колумбийский народ, как можно надеяться, поймёт, что их страна дала планете, разрываемой конфликтами, новую модель установления мира. Международное сообщество должно это отметить и помочь Колумбии в предстоящем трудном переходном процессе, когда страна займётся реализацией мер в соответствии с новым соглашением. Постконфликтная фаза будет не менее сложной, чем сам мирный процесс.