9

Химера коротких горизонтов на фондовом рынке

КЕМБРИДЖ – Часто можно услышать мнение (и всё чаще из уст американских политиков), будто корпоративная Америка слишком сильно зависит от краткосрочных интересов, диктуемых фондовым рынком. И хотя в ходе нынешней президентской избирательной кампании политические вопросы оказались не в самом центре внимания, кампания вскоре завершится, а её победители начнут управлять страной и проводить свою политику. Краткосрочный характер интересов фондовых инвесторов критикуют и республиканцы, и демократы, поэтому вполне вероятно, что их политика будет направлена, в том числе и на устранение этой проблемы. Однако вряд ли они смогут что-то изменить.

Дело даже не только в том, что значение проблемы коротких горизонтов на фондовом рынке необоснованно преувеличено, но и в том, что проекты вариантов её политического решения имеют серьёзные недостатки. Возьмём, например, проект кандидата от демократов Хиллари Клинтон (поддержанный также вице-президентом Джо Байденом): заставить покупателей акций держать их подольше с помощью налога на доходы с капитала.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Идея в следующем: если владельцы акций начинают слишком активно ими торговать, тогда руководство компаний попадает под давление – ему необходимо показывать высокие доходы каждый квартал, так чтобы цена акций не падала. В итоге, осуществление инвестиций, например, в исследования и разработки, несмотря на их долгосрочные выгоды, способно спровоцировать распродажу акций, и компания окажется наказана за своё решение падением котировок.

Сейчас пониженная ставка налога на доходы с капитала применяется к прибыли акционеров, полученной от продажи акций, если они владели этими акциями более года. Вместо этого, Клинтон и её советники хотят обложить по стандартной ставке доходы от продажи акций, которыми продавец владел менее двух лет. Далее ставка будет снижаться на четыре процентных пункта за каждый год владения акциями, пока спустя несколько лет не достигнет нынешнего уровня льготной ставки для долгосрочных инвесторов, чей максимальный (в зависимости от размера доходов) уровень составляет 20%.

Сторонники этого решения полагают, что акционеры будут охотнее мириться с падением квартальных финансовых показателей компаний, когда поймут, что, придержав их акции, они со временем получат дополнительную выгоду от льготной ставки налога. Больше фокусируясь на долгосрочном мышлении, руководители компаний начнут принимать такие решения, которые будут приносить отдачу в перспективе, даже если сегодня они и выглядят затратно.

Этот план, конечно, звучит логично. Но проблема в том, что перспектива снижения ставки налога на доходы с капитала не остановит акционеров, желающих торговать акциями. В лучшем случае некоторые из них начнут торговать чуть реже. В результате, руководству компаний и дальше придётся тревожиться по поводу цен на их акции, формируемых биржевыми трейдерами.

Разумеется, ограничение скорости торговли может иметь и другие последствия, как хорошие, так и плохие. Сейчас слишком много ресурсов и слишком много интеллектуальных усилий тратится на выявление случаев малейшей переоценки или недооценки  акций, и в этом смысле программа Клинтон стала бы позитивным событием, поскольку она помогла бы перенаправить эти ресурсы на другие задачи. Однако поскольку при сокращении объёмов торговли рынки становятся более волатильными и непредсказуемыми, использование налогов против краткосрочных операций может стать тем лечением, которое хуже самой болезни.

В любом случае программа Клинтон не достигнет заявленной цели – заставить тех, кто торгует акциями, а следовательно, устанавливает их цену, действовать в расчёте на долгосрочную перспективу. И она не поможет уменьшить тревоги корпоративных руководителей по поводу результатов следующего квартала. Цены на акции всё равно будут и дальше ходить вверх-вниз.

Есть и ещё одна причина, почему предлагаемое решение будет неэффективным: многие крупные владельцы акций вообще освобождены от этого налога, например, пенсионные фонды. И есть множество акционеров, которые продают и покупают акции в течение года, пусть даже это означает, что налог придётся платить по полной ставке. Их временной горизонт принятия решений не изменится из-за появления отдалённой перспективы поэтапного повышения привлекательности налоговых ставок.

Однако тот факт, что план Клинтон не достигнет своей цели, не означает, что наступит конец света. Вопреки распространённому мнению, навязываемые фондовым рынком краткосрочные интересы, возможно, не являются вообще-то такой уж большой экономической проблемой. Есть существенные (хотя и не окончательные) доказательства, что это явление не столь широко распространено и не столь проблематично, как многие полагают.

Взгляните, например, на четыре из десяти крупнейших компаний США по размеру рыночной капитализации – Amazon, Apple, Alphabet (Google) и Microsoft. Ни одну из этих компаний нельзя обвинить в недостаточных инвестициях в разработки и исследования или в другие долгосрочные (иногда даже визионерские) проекты. А фондовый рынок их всех прекрасно поддерживает. Если эти компании способны так делать, значит и другие могут – и, конечно, делают.

Fake news or real views Learn More

Проще говоря, борьба с краткосрочными интересами превратилась в более значительную политическую проблему, чем она того заслуживает. Причина такой популярности не в том, что краткосрочные инвесторы мешают развитию экономики, а в том, что все эти рассуждения оправдывают защиту сторонников сохранения статус-кво (хорошо оплачиваемых сотрудников, президентов и топ-менеджеров компаний, членов советов директоров) от быстрых перемен.

Вывод в следующем: есть более серьёзные, более острые проблемы, которые надо решать. Однако даже если бы краткосрочные интересы фондового рынка были бы важной проблемой, налоговый проект Клинтон не позволил бы её решить. Впрочем, тут есть и хорошая новость. В списке приоритетов Клинтон этот проект стоит не очень высоко, а значит есть шанс, что она не почувствует себя обязанной заняться его реализацией после избрания.