2

Как борьба с изменением климата может сделать Америку великой

СИНГАПУР – Изменение климата является самой большой проблемой, стоящей перед человечеством. И все же, следующий президент Соединенных Штатов – которые занимают второе место в мире по выбросам парниковых газов и являются важнейшим игроком в формировании политики по оздоровлению климата – не верит в его существование, или, по крайней мере, в то, что люди играют определенную роль в его развитии. Если Дональд Трамп действительно хочет «Вновь сделать Америку великой», как гласил слоган его предвыборной кампании, ему потребуется изменить свое отношение и принять повестку дня по изменению климата.

Пока ситуация не выглядит особенно обещающей. Несмотря на горы научных данных, Трамп утверждает, что не существует свидетельств антропогенного вклада в глобальное потепление. Однажды он даже назвал изменение климата «мистификацией», созданной китайцами, чтобы ослабить обрабатывающую промышленность США (хотя позднее он отказался от этого обвинения). Однако он не переосмыслил свой широкий скептицизм относительно антропогенной природы изменения климата.

Отражая эту линию мышления, Трамп анонсировал свои намерения полностью изменить ограничения по выбросам углерода для угольных электростанций, н��ращивать объем добычи ископаемого топлива, а также убрать поддержку развития энергии ветра и солнца. Он также пообещал вывести США из глобального соглашения по изменению климата, заключенного в прошлом декабре в Париже. Подобные изменения будут иметь катастрофические последствия для глобальных усилий по борьбе с изменением климата.

Подобно отказу президента США Джорджа Буша младшего подписать Киотский протокол об изменении климата в 2005 году, который вызвал спираль роста выбросов, решение Трампа не выполнять обязательств Америки по парижскому соглашению может побудить других следовать этому примеру. В конце концов, многие страны и так обеспокоены ценой, которую им приходится платить за выполнение своих национальных обязательств, особенно в период вялого восстановления экономики. А сжигание ископаемых видов топлива для большинства видов экономической деятельности остается более дешевым вариантом, нежели использование более чистой энергии (если в расчет не принимается соответствующий урон экологии).

Разумеется, в долгосрочной  перспективе сжигание ископаемых видов топлива приведет к росту цен на здравоохранение и замедлит производительность труда. Далее, существуют экономические и человеческие последствия все более частых и серьезных стихийных бедствий, связанных с изменением климата – в том числе наводнения, засухи, ураганы и жара, рост числа которых в настоящее время и так наблюдается по всему миру.

Надо отметить, Трамп недавно встречался с бывшим вице-президентом США и ярым активистом в области изменения климата Элом Гором. Тем не менее, представляется маловероятным, что Трамп изменит свои настроения относительно изменения климата, не в последнюю очередь потому, что выбранные им члены кабинета уже поют ту же песню.

Хорошая новость заключается в том, что ему это, в общем-то, и не нужно. На самом деле, существуют шаги в других сферах – от укрепления экономики США до усиления глобального влияния Америки – предприняв которые Трамп также поспособствует развитию повестки дня по изменению климата.

Первым подобным шагом было бы увеличение инвестиций в научно-исследовательскую деятельность в благоприятных для сохранения климата секторах, таких как энергоэффективность и хранение энергии, системы на возобновляемых источниках энергии, а также более безопасные и маленькие машины. Технологические прорывы в этих областях – для понимания и реализации которых в США существует особый потенциал – оказались бы крайне полезными для бизнеса. А строительство секторов высокотехнологичного производства и энергоэффективности могут быть лучшим шансом Трампа выполнить свое предвыборное обещание создать большое количество рабочих мест для американцев.

Как бы Трамп ни хотел возродить стальную и угольною отрасли в штатах так называемого Ржавого пояса, которые сыграли критическую роль в его победе на выборах, это, скорее всего, невозможно (так же как и вернуть большое количество производственных мест из-за рубежа). В самом деле, угольная энергетика уже находится на пути из США, поскольку электростанции уже вынуждают закрываться по экологическим и здравоохранительным соображениям (а не только в связи с изменением климата).

Тем временем, производство природного газа достигло рекордных высот; его доля в производстве энергии в настоящее время на 33% превышает долю угля. Возобновляемые источники энергии и ядерная энергетика также находятся на подъеме, и эта тенденция практически наверняка сохранится. Чтобы запустить возрождение Ржавого пояса, Трамп должен извлечь выгоду из этих тенденций, продвигая более инновационный, энергоэффективный подход, похожий на те, которые помогают поддерживать рост экономики Калифорнии и Нью-Йорка.

Трамп мог бы укрепить прогресс в динамичных и выгодных энергоэффективных отраслях, заложив энергоэффективность в строительные нормы. Новые здания и прочие элементы инфраструктуры должны поддерживать энергоэффективное освещение (включая лучшее использование солнечного света), обогрев и кондиционирование воздуха. Большие выгоды также можно извлечь из модернизации существующих зданий в направлении повышения эффективности энергопотребления.

Существует еще одна ключевая причина, по которой Трамп, скептик в вопросах изменения климата, может быть убежден в необходимости поддержки усиления борьбы с изменениями климата: сохранение и укрепление международного влияния Америки. Другие видные мировые лидеры – включая президента Китая Си Цзиньпина, премьер-министра Индии Нарендру Моди и канцлера Германии Ангелу Меркель – выразили беспокойство по поводу разрушений, вызываемых загрязнением и деградацией окружающей среды. Если Америка откажется от своей ведущей роли в этой области, она рискует получить серьезный урон своей репутации.

Сохранение лидерства в вопросах изменения климата в первую очередь потребует от Соединенных Штатов выполнения парижских обязательств. Крайне важно, чтобы Трамп придерживался американского плана чистой энергии, который устанавливает для каждого штата целевые показателя по сокращению выбросов углерода и целью которого является к 2030 году на треть снизить национальные выбросы от производства электроэнергии, по сравнению с показателями за 2005 год. Что касается расширения налоговых вычетов для производителей и потребителей возобновляемой энергии, то в этом направлении еще предстоит пройти длинный путь, чтобы достигнуть этой цели.

Но даже достижения целей парижского соглашения не будет достаточно для обращения катастрофического подъема глобальной температуры. Мы должны выйти за пределы поставленных целей, развивая чистую энергетику, транспорт и отрасли. И в этом плане американские ноу-хау и смекалка являются незаменимыми.

Трамп уже хочет инвестировать в энергетику и инфраструктуру. Если он будет делать это экологичным образом, Соединенные Штаты будут пожинать огромные выгоды – как и весь остальной мир. Если ставший-президентом-магнат не признает угрозы, исходящей от изменения климата, он, по крайней мере, должен быть способен распознать появившиеся перед ним огромные возможности для бизнеса.