0

Китайский синдром мученика

Борьба за китайский дух сейчас идет полным ходом в этой гигантской стране, столкнув друг с другом две мощные силы и две совершенно разные точки зрения по отношению к внешнему миру. Исход сильно повлияет на то, удастся ли Китаю стать нацией, способной на действительно конструктивные и длительные отношения с внешним миром.

С одной стороны, экономическая революция Китая помогла ему занять в мире положение привлекательного источника производства, более ответственного и влиятельного глобального игрока и даже убедительной военной державы. С другой стороны, Китай все еще находится в ловушке у своего прошлого и типа мышления, погруженного в образ мученика, который заставляет его возлагать вину на внешний мир за свои внутренние проблемы.

Главный вопрос заключается в том, может ли Китай отделаться от тяги к этому старому психологическому синдрому – который держал его во власти изнурительных чувств слабости, ненадежности и унижения на протяжении всего двадцатого века – и позволить себе руководствоваться новым восприятием мира и даже своих старых врагов.

Антияпонские демонстрации являются симптомом старого синдрома, который поддерживают обиды, рожденные в то время, когда Китай, действительно, был ущемленным и униженным. При растущем экономическом влиянии, повышающемся уровне жизни и все более уважаемом положении Китая в мире можно надеяться на то, что китайцы и их руководители найдут способ забыть о прошлом. И все же, даже когда блеск “китайского чуда” ослепляет мир, китайцы, казалось бы, не хотят оставить в прошлом свой темный образ мученика.