3

Показательный судебный процесс века в Китае

ЛОНДОН. Судебное разбирательство, приговор суда и условная казнь Гу Кайлай, жены бывшего влиятельного китайского политика Бо Силая, поставили под сомнение не только правовую систему Китая, но и само единство руководства Коммунистической партии Китая.

Начнем с множества вопросов, возникших во время процесса. Для начала, Гу заявляла, что убила бизнесмена Нила Хейвуда только для того, чтобы защитить своего сына. Но, будучи женой Бо, Гу имела такую власть, что могла бы запросто посадить такого, как Хейвуд, в тюрьму или выслать из Китая. И не понадобился бы цианид.

Тем не менее, она не только признала свою вину, но, кажется, восприняла ее как своего рода историческую необходимость. «Чтобы не нарушить святость закона, ‑ сказала она на суде, – я готова принять и спокойно выдержать любой приговор, который мне вынесут, также я надеюсь на честное и справедливое решение суда». Со времен сталинских показательных судебных процессов в 1930-х годах ни один подсудимый не восхвалял так бурно судью, вынужденного вынести обвинительный приговор на процессе, где не было представлено ни свидетелей, ни доказательств.

Горькая ирония этого ускоренного судебного процесса над Гу заключается в том, что она действительно верила в китайскую правовую систему. Более того, после победы в американском суде, Гу, адвокат по профессии, написала книгу, в которой заявляла, что в Китае проводятся «самые честные судебные разбирательства». Также она писала, что «Китайские адвокаты никогда не будут препираться по поводу значения каждого слова. Если они уверены, что ты убил кого-то, ты будешь арестован, осужден и расстрелян».