0

Финансовый фетиш Китая

С началом борьбы за развитие прибрежного региона Тяньцзинь, расположенного недалеко от Пекина, похоже, начинается спектакль по созданию ещё одного «финансового центра» Китая. Когда несколько лет назад Шанхай пытался взять на себя данную роль, банкиры и инвесторы всего мира задавались вопросом, не было ли действительной целью этого сделать так, чтобы Шанхай отобрал у Гонконга роль финансового сердца Китая. В рамках текущего опытного проекта Тяньцзинь на севере Китая и Шанхай на юге соревнуются друг с другом, что вызывает ещё больше вопросов.

Когда-то давным-давно никто и понятия не имел о том, как можно создать «финансовый центр». Финансовым центром просто называли большую столицу, в которой заключались огромные финансовые сделки. Такие города, как Лондон и Нью-Йорк, стали называться финансовыми центрами только после того, как они доказали, что выполняют данную роль.

Власти Китая, похоже, не понимают, что многие крупные города так и не смогли стать финансовыми центрами. Нет никакой экономической или какой-либо другой теории, объясняющей, почему город, называемый «финансовым центром», должен быть ценнее и привлекательнее других городов. Зачем же тогда Китаю потребовалось превращать создание финансовых центров мирового масштаба в важнейшую национальную задачу? Действительно ли Китаю нужны свои собственные финансовые центры мирового уровня? Нужны ли они миру? А, может, данная цель важна, потому что финансовый центр может определить судьбу большого города?

Чёткого ответа мы не найдём ни в истории финансов, ни в эволюции городов, ни в современной экономике. Именно китайцы придали термину «финансовый центр» такой большой вес и значимость, пытаясь разграничить функции таких городов и исчислить каждую деталь. В результате власти Китая готовы взять любой город и приказать ему выработать функции финансового центра, как будто их можно построить как здание – идея, абсурдность которой трудно преувеличить.