0

Китай: гласность отменяется

Государственное китайское агентство печати Синьхуа недавно сообщило о правительственном расследовании ряда принудительных стерилизаций и абортов в деревне Линьи провинции Шаньдун. Скорость расследования – которое, как говорят, началось через несколько дней после похищения Чэня Гуанчэна, слепого активиста, на общественных началах взявшего себя защиту жертв – и откровенность сообщения создала впечатление, что правительство более активно стало реагировать на такие события и что официальные СМИ немного осмелели. Но верно ли это впечатление?

История в Линьи относится к новостям такого рода, которые чиновники-пропагандисты обычно хоронят в секретных архивах Коммунистической партии. Согласно сообщениям, местные власти Линьи, стремясь избежать превышения квоты рождаемости в рамках политики «одного ребенка», осуществляемой в Китае, вынудили нескольких женщин подвергаться абортам и насильственно стерилизовали многие пары, в которых более одного ребенка. Сообщают, что у тех сельских жителей, которые скрылись от этой кампании, членов семьи заключили в тюрьму. Некоторые в Линьи предполагают, что их там подвергали унизительному обращению, пыткам и вымогательству.

Зачем же расследовать этот скандал и сообщать о нем? Я полагаю, что сообщения Синьхуа лучше всего воспринимать как своего рода чрезвычайные меры.

Китай пытается получить целевое финансирование от ООН на улучшение репродуктивного здоровья нации – и процесс затормозился из-за сообщений о принудительных абортах. Центральные власти не расследовали злоупотребления в Линьи, пока новости о преследовании Чэня Гуанчэна – и о его похищении с помощью пекинской полиции – не попали в международные СМИ.