Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

sheng92_AlxeyPnferovGettyImages_yuanflagzedong AlxeyPnferov/Getty Images

Новая фаза политики реформ и открытости в Китае

ГОНКОНГ – За последние четыре десятилетия Китай интегрировался в глобальные сети, существующие в сфере торговли, финансов, данных и культуры (сюда относятся также социальные ценности, религия и политические убеждения). Но в условиях, когда США выбрали политику протекционизма, дальнейший прогресс в этой глобальной интеграции потребует от Китая коррекции подходов.

Начиная с 1980-х годов, экспериментирование и поэтапность внедрения лежали в основе подходов Китая к развитию. Благодаря этой стратегии «пробуй и распространяй», в 2013 году (то есть спустя 12 лет после вступления во Всемирную торговую организацию) Китай стал крупнейшей в мире страной по объёмам внешней торговли (товарами). В 2018 году соотношение внешней торговли к ВВП составило 38%, что намного выше американского показателя (27% в 2017 году).

Что касается финансовых рынков, то руководство Китая твёрдо гарантировало, что его либерализация произойдёт лишь тогда, когда местные биржи и система регулирования станут надёжными и заслуживающими доверия, причём в достаточной степени, чтобы справляться с соответствующими рисками. И поэтому власти занялись реализацией двухуровневой и поэтапной стратегии, которая использует уникальное положение Гонконга на китайском и международном рынках.

За 20 лет, прошедших с того момента, когда китайские госпредприятия начали размещать акции и привлекать финансирование в Гонконге, этот город – с низкими налогами и сильной инфраструктурой, помогающей добиваться соблюдения принципов верховенства закона, – превратился в мировой финансовый центр. В ходе этого процесса Гонконг стал катализатором и посредником в более широкой либерализации финансового рынка в самом Китае, превратившись в своеобразную буферную зону для экспериментов с участием финансовых рынков, номинированных в континентальных и офшорных юанях.

Благодаря этим подходам, доля Китая на глобальном рынке акций и облигаций резко возросла. В 2004 году на долю Китая приходилось 1,2% мирового рынка облигаций – по сравнению с долей 42,2% у США, 26,5% у Евросоюза и 18,7% у Японии. К концу 2018 году китайский рынок облигаций вырос до 12,6% от общемировых объёмов, в то время как доля Америки сократилась до 40,2%, Евросоюза – до 20,9%, а Японии – до 12,2%.

Доля континентального Китая в капитализации мировых фондовых рынков выросла с 1,2% в 2004 году до 8,5% в 2018  году; если прибавить сюда долю Гонконга, тогда общий показатель Китая увеличится до 13,6%. За тот же период доля Америки в общей капитализации мировых фондовых рынков упала с 45,4% до 40,8%, доля ЕС – с 16,3% до 10,8%, а доля Японии – с 16,3% до 7,1%.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Тем не менее, Китаю ещё многое надо сделать для интеграции. Как отмечается в недавнем докладе компании McKinsey, у 110 китайских компаний, входящих в глобальный список Fortune 500, более 80% выручки приходится на внутренний рынок, а доля принадлежащих иностранцам активов на китайских рынках банковских услуг, ценных бумаг и облигаций не превышает 6%. Кроме того, сохраняются значительные барьеры на пути дальнейшего прогресса. Для продолжения интеграции Китая в глобальные сети властям надо будет преодолеть как минимум четыре стратегических препятствия.

Первая задача – обуздать рост долга, общий размер которого за последнее десятилетие увеличился в пять с лишним раз и сейчас превышает 300% ВВП, что соответствует уровню развитых стран. Учитывая высокий уровень внутренних сбережений, Китай может позволить себе рост потребления и инвестиций, но одновременно ему надо развивать рынки ценных бумаг для снижения долгосрочных долговых рисков.

Во-вторых, Китай обязан находить способы содействия интернационализации юаня. Начиная с 2009 года, правительство КНР активно работает над расширением международного использования этой валюты. Однако, по данным Банка международных расчётов (BES), в апреле нынешнего года на долю юаня приходилось всего 2,1% общих объёмов ежедневной валютной торговли, что намного меньше доли доллара США (44%), евро (16%) и японской иены (8,5%).

Кроме того, Китаю надо будет адаптироваться к новому, более сбалансированному состоянию счёта текущих операций – после десятилетий огромного профицита. Для поддержания баланса платежей в здоровом состоянии и уклонения от слишком больших рисков Китай должен теперь стремиться к тому, чтобы отток капитала из страны был примерно сбалансирован с объёмами притока средств из-за рубежа.

Четвёртая проблема, мешающая дальнейшей глобальной интеграции Китая, связана с недружественной внешней средой, которую формирует недовольство переизбытком или неравномерностью потоков товаров, капитала, данных, людей и культуры. Наиболее очевидным примером является администрация президента США Дональда Трампа с её атаками на глобальную торговую систему, включая эскалацию торговой войны с Китаем.

Поскольку завершить эту торговую войну на переговорах не удаётся (не в последнюю очередь это вызвано фундаментальными различиями в мировоззрении), администрация Трампа делает всё возможное, чтобы «выиграть». Недавно она предложила принять новые правила регулирования, которое расширят возможности правительства (с помощью Комитета по иностранным инвестициям в США, сокращённо CFIUS) блокировать сделки, связанные с технологиями, инфраструктурой, личными данными и недвижимостью, из соображений национальной безопасности. Эти правила будут применяться к участникам рынка (например, к Китаю), которые ведут торговлю со странами, находящимися под американскими санкциями.

Эскалация конфликта с США создаёт сильное негативное давление на постепенную китайскую стратегию «пробуй и распространяй». Да, конечно, в последние годы Китай стал расширять свой двухуровневый подход к интеграции, подключая всё большее количество континентальных провинций к пилотным проектам, например, к Шанхайской зоне свободной торговли. Китай рассчитывает, что – подобно Гонконгу – эти пилотные города помогут поддержать интеграционный импульс, что позволит постепенно выровнять правовой и нормативный режим в стране с глобальными нормами торговых, финансовых, налоговых и иных транзакций.

Однако Китаю придётся активизировать и расширять эти усилия, если он хочет защитить свою привязку к глобальным сетям финансов, данных и знаний. Лишь смелые, умные и инновационные действия властей позволят гарантировать, что пилотные города Китая будут и дальше вести страну по пути к более открытому, интегрированному, мирному и процветающему будущему.

https://prosyn.org/GVz0krhru;
  1. bildt70_SAUL LOEBAFP via Getty Images_trumpukrainezelensky Saul Loeb/AFP via Getty Images

    Impeachment and the Wider World

    Carl Bildt

    As with the proceedings against former US Presidents Richard Nixon and Bill Clinton, the impeachment inquiry into Donald Trump is ultimately a domestic political issue that will be decided in the US Congress. But, unlike those earlier cases, the Ukraine scandal threatens to jam up the entire machinery of US foreign policy.

    4