11

Китайские проблемы с Мьянмой из-за плотины

БЕРЛИН – Китай является большим фанатом плотин. За последние 50 лет эта страна построила больше плотин, чем все остальные страны мира вместе взятые. Но есть одна плотина, которую Китаю никак не удаётся достроить – это плотина Мьитсоне в Мьянме. Впрочем, не похоже, что китайское руководство готово с лёгкостью о ней забыть.

Плотина Мьитсоне должны была появиться в истоках реки Иравади, главной водной артерии Мьянмы. Её спроектировали как гидростанцию с целью производства электроэнергии для экспорта в Китай. Проект был разработан, когда экономика Мьянмы сильно зависела от своего гигантского соседа, поскольку управлявшаяся жестокой военной хунтой страна находилась в неблагоприятных условиях широкой международной изоляции и санкций, инициированных США.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Там, где другие видели нарушения прав человека, Китай видел шанс для реализации своих стратегических и ресурсных интересов. Одновременно с появлением проекта ГЭС Мьитсоне Китай осваивался в бирманском порту Кьяукпью в Бенгальском заливе, откуда он собирался проложить трубопроводы для доставки энергоресурсов в южный Китай.

Закрепление присутствия на бирманской реке Иравади, которая течёт почти от китайской границы до Андаманского моря, позволило бы Китаю получить более короткий и дешёвый торговый маршрут в Европу. Дополнительная выгода от проекта Мьитсоне, и в целом от расширения китайских связей с Мьянмой, заключалась в демонстрации китайских амбиций, связанных с оспариванием индийского превосходства в Индийском океане.

Казалось, что всё идёт по плану. Но в 2011 году, спустя лишь два года после начала реализации проекта стоимостью $3,6 млрд, правительство Мьянмы внезапно остановило строительство плотины. Это была пощёчина Китаю. Двигаясь по пути к демократическим реформам, правительство президента Тейн Сейна стремилось избавиться от имиджа Мьянмы как сателлита Китая.

Сейн получил то, что хотел. Изменение позиции Мьянмы по вопросу о плотине Мьитсоне стало переломным моментом в процессе перехода страны к демократии. Это позволило положить конец международной изоляции Мьянмы и смягчить действовавший длительное время режим западных санкций, которые собственно и сделали Мьянму столь зависимой от Китая. В 2012 году Барак Обама стал первым президентом США, который когда-либо посещал Мьянму.

В прошлом году Мьянма впервые выбрала правительство, которое возглавил не военный. Оглушительную победу на выборах одержала «Национальная лига за демократию» под руководством бывшей политзаключённой Аун Сан Су Чжи. Хотя Су Чжи не позволили напрямую участвовать в президентских выборах, она является наиболее могущественной фигурой в правительстве Мьянмы, сформированном 10 месяцев назад.

Тем временем, на фоне всех этих демократических успехов отношения Мьянмы с Китаем значительно охладели. После приостановки строительства плотины Мьитсоне были заморожены и другие проекты в сфере энергетики и строительства плотин. Впрочем, китайские компании в 2013-2014 годах сумели завершить проект стоимостью в несколько миллиардов долларов по строительству нефтяного и газового трубопроводов, связавших западное побережье Мьянмы с южным Китаем.

Но Китай не отступился от проекта Мьитсоне. Более того, президент Си Цзиньпин очевидно пытается воспользоваться окном возможностей, которое открылось благодаря попыткам Су Чжи смягчить напряжение в двусторонних отношениях (свой первый после избрания дипломатический визит она совершила в Пекин). Он требует, чтобы Су Чжи пересмотрела решение Сейна.

Китай предупредил, что в случае, если Мьянма не возобновит работы по проекту Мьитсоне, стране придётся заплатить Китаю неустойку в размере $800 млн. Хун Лян, посол Китая в Мьянме, три месяца назад заявил, что одни только проценты за каждый год простоя проекта составят $50 млн. А если проект будет реализован, продолжал Хун Лян, тогда Мьянма сможет получать высокие доходы, экспортируя электроэнергию в Китай.

Эти угрозы были услышаны. Накануне визита в Пекин Су Чжи поручила комиссии из 20 экспертов оценить все предлагаемые и уже существующие проекты ГЭС на реке Иравади, в том числе замороженное соглашение о плотине Мьитсоне.

Впрочем, Су Чжи негативно отзывалась об этом проекте, когда возглавляла оппозицию хунте, поэтому вряд ли она решит возобновить строительство Мьитсоне. Она очень хочет избавиться от давления Китая (эта цель, конечно, и побудила её создать комиссию), но, с другой стороны, реальное согласие на возобновление строительства крайне непопулярной плотины Мьитсоне политически станет для неё крайне компрометирующим шагом.

Более того, внутри Мьянмы проект Мьитсоне повсеместно воспринимается как очередной пример политики неоколониализма, цель которой расширить влияние Китая на небольшие страны и удовлетворить его алчные потребности в ресурсах, при игнорировании местных условий или нужд. Есть масса доказательств, на которых основаны подобные взгляды, начиная с того, что Китай требует продавать ему большую часть произведённой электроэнергии, хотя в Мьянме многим приходится страдать от длительных, ежедневных отключений света.

Уже на начальном этапе строительства плотины проявились серьёзные последствия этого проекта для народа Мьянмы. Из-за затопления больших участков земли многие фермеры и рыбаки лишились жилья, что вызвало народное недовольство и привело к прекращению сохранявшегося на протяжении 17 лет перемирия между Армией независимости Качина и правительственными войсками. (Ирония в том, что, стремясь переманить Су Чжи на свою сторону, китайцы теперь пытаются выступить в роли посредников на мирных переговорах между правительством и повстанцами, которые, как уже давно предполагается, получают оружие от Китая).

Fake news or real views Learn More

Китайские требования возобновить проект Мьитсоне ведут к возрождению антикитайских настроений в Мьянме. Пока Су Чжи была в Пекине, по стране прокатилась волна антикитайских протестов. Сейчас, когда к Мьянме проявляют интерес все основные державы, а также иностранные инвесторы, у правительства страны, а тем более у общества, нет никаких стимулов игнорировать экологические и человеческие издержки китайского проекта.

Китаю пора осознать, что решение закрыть проект Мьитсоне не будет отменено. Китай может рассчитывать лишь на то, что комиссия Су Чжи выработает какие-нибудь рекомендации, позволяющие сохранить лицо. Это могут быть, например, выплаты Китаю компенсаций или заключение новых соглашений о строительстве электростанций поменьше, наносящих окружающей среде меньше вреда. Су Чжи обязалась вести нейтральную внешнюю политику, поэтому дни, когда Китай высасывал из Мьянмы ресурсы, не обращая внимания на экологические и человеческие затраты, миновали.