Ships carrying Chinese military personnel depart at a port VCG/VCG via Getty Images

Новый порядок для Индо-Тихоокеанского региона

СИДНЕЙ – Динамика безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе быстро меняется.  Регион, это не только место расположения самых быстрорастущих экономик мира, но и самые быстро растущие военные расходы и военно-морские возможности, самая жестокая конкуренция за природные ресурсы и самые опасные стратегические горячие точки. Можно даже сказать, что он является ключом к глобальной безопасности.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Все более частое использование термина “Индо-Тихоокеанский регион”, который относится ко всем странам, граничащим с Индийским и Тихоокеанским океанами, а не “Азиатско-Тихоокеанский регион”, подчеркивает морской характер сегодняшней напряженности. Океаны Азии все чаще становятся ареной конкуренции за ресурсы и влияние. Теперь представляется вероятным, что будущие региональные кризисы будут инициированы и/или урегулированы на море.

Главной движущей силой этого изменения стал Китай, который в течение последних пяти лет работал над продвижением своих границ глубоко в международные воды, создавая искусственные острова в Южно-Китайском море. Военизировав эти аванпосты – представленные остальному миру как свершившийся факт – он теперь переключил свое внимание на Индийский океан.

Китай уже создал свою первую заморскую военную базу в Джибути, которая недавно экспроприировала свой главный порт у дубайской компании, возможно, чтобы передать его Китаю. Более того, Китай планирует открыть новую военно-морскую базу рядом с Пакистанским портом Гвадар, контролируемым Китаем. И он арендовал несколько охваченных кризисом островов на Мальдивах, где он намерен построить морскую обсерваторию, которая будет предоставлять подповерхностные данные, поддерживающие развертывание атомных подводных лодок (SSN) и подводных лодок с баллистическими ракетами (SSBN) в Индийском океане.

Иными словами, Китай трансформировал стратегический ландшафт региона всего за пять лет. Если другие державы не вмешаются с тем, чтобы противостоять дальнейшим вызовам территориального и морского статус-кво, следующие пять лет, могут укрепить стратегические преимущества Китая. Результатом может стать господство нелиберального гегемонистского регионального порядка под управлением Китая, в ущерб порядку, основанному на либеральных правилах, который поддерживает большинство стран региона. Учитывая экономический вес региона, это могло бы создать значительные риски для глобальных рынков и международной безопасности.

Для смягчения угрозы, страны Индо-Тихоокеанского региона должны противостоять трем ключевым вызовам, начиная с увеличивающегося разрыва между политикой и экономикой. Несмотря на отсутствие политической интеграции и общего механизма безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе, соглашения о свободной торговле получают широкое распространение, причем последнее это Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для транс-тихоокеанского партнерства (CPTPP), которое подписали 11 стран. Китай стал ведущим торговым партнером большинства региональных экономик.

Но быстро растущая торговля сама по себе не может снизить политические риски. Для этого необходимы рамки общих и подлежащих исполнению правил и норм. В частности, все страны должны согласиться изложить или уточнить свои территориальные или морские требования на основе международного права и разрешать любые споры мирными средствами – никогда силой или принуждением.

Создание региональной структуры, укрепляющей верховенство закона, потребует прогресса в преодолении второй проблемы: региональной “исторической проблемы”. Споры по поводу территории, природных ресурсов, военных мемориалов, зон противовоздушной обороны и учебников связаны одним или иным способом с конкурирующими историческими повествованиями. Результатом этого являются соперничающий и взаимоукрепляющийся национализм, которые угрожают будущему региона.

Прошлое продолжает бросать тень на отношения между Южной Кореей и Японией – ближайшими союзниками Америки в Восточной Азии. Со своей стороны, Китай использует историю, чтобы оправдать свои усилия, направленные на воссоздание территориального и морского статус-кво и подражанию колониальным набегам своего соперника Японии в период до 1945 года. Все пограничные споры Китая с 11 его соседями основываются на исторических требованиях, а не на международном праве.

Это подводит нас к третьей ключевой проблеме, стоящей перед Индо-Тихоокеанским регионом: изменение морской динамики. На фоне растущих морских торговых потоков региональные державы борются за доступ, влияние и относительные преимущества.

Здесь, самая большая угроза заключается в односторонних попытках Китая изменить региональный статус-кво. То, чего Китай достиг в Южно-Китайском море, имеет значительно более масштабные и долгосрочные стратегические последствия, чем, скажем, аннексия Крыма Россией, поскольку это говорит о том, что дерзкий односторонний подход не обязательно включает международные расходы.

Добавьте к этому новые вызовы – от изменения климата, чрезмерного вылова рыбы и деградации морских экосистем до появления морских негосударственных субъектов, таких как пираты, террористы и преступные синдикаты – и региональная безопасность становится все более напряженной и неопределенной. Все это повышает риск войны, будь то случайной или преднамеренной.

Как говорится в последнем докладе Стратегии национальной безопасности США, “в Индо-Тихоокеанском регионе имеет место геополитическая конкуренция между свободными и репрессивными видениями мирового порядка”. И все же, несмотря на то, что все основные игроки в регионе согласны с тем, что открытый, основанный на правилах порядок намного предпочтительнее Китайской гегемонии, к настоящему времени они сделали слишком мало для развития сотрудничества.

Мы больше не можем терять время. Власти Индо-Тихоокеанского региона должны принять более решительные меры для укрепления региональной стабильности, подтверждая свою приверженность общим нормам, не говоря уже о международном праве, и создавая надежные институты.

Для начала, Австралия, Индия, Япония и США должны добиться прогресса в институционализации своего Четырехстороннего диалога по вопросам безопасности, с тем, чтобы они могли лучше координировать свою политику и продолжить более широкое сотрудничество с другими важными игроками, такими как Вьетнам, Индонезия и Южная Корея, а также с меньшими странами.

Экономически и стратегически глобальный центр тяжести переходит в Индо-Тихоокеанский регион. Если игроки региона не начнут действовать сейчас, чтобы укрепить открытый, основанный на правилах порядок, ситуация с безопасностью будет продолжать ухудшаться – с последствиями, которые могут отразиться во всем мире.

http://prosyn.org/YRgVAa8/ru;

Handpicked to read next