Chinese customers look at the new iPhone X STR/Getty Images

Проблемы цифровой экономики Китая

ГОНКОНГ – Цифровая экономика Китая – это сила, с которой следует считаться. На долю Китая сейчас приходится 42% глобальной интернет-торговли, здесь расположена треть самых успешных технологических стартапов мира, и здесь ежегодно совершается в 11 раз больше мобильных платежей, чем в США. Тем не менее, на горизонте видны серьёзные проблемы.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Нет, разумеется, Китай находится на пути к новым успехам, благодаря богатой экосистеме инноваторов, дружелюбному отношению регуляторов и правительства к технологическому сектору, а также огромному потребительскому рынку. В Китае сейчас 731 млн пользователей интернета; это больше, чем в ЕС и США вместе взятых.

На данные факторы опираются прогнозы быстрого роста китайского рынка финансовых технологий («финтех»). В период с 2016 по 2020 годы, по прогнозам банка Goldman Sachs, объёмы потребительских платежей через специальные платёжные сервисы вырастут с $1,9 трлн до $4,6 трлн, при этом объёмы кредитования нетрадиционными участниками рынка вырастут с $156 млрд до $764 млрд, а активы под управлением новых финансовых онлайн-сервисов вырастут с $8,3 трлн до $11,9 трлн.

Китай также наращивает инвестиции в искусственный интеллект. В докладе McKinsey «Искусственный интеллект: Последствия для Китая» прогнозируется, что применение технологий искусственного интеллекта (сокращённо ИИ) в Китае позволит увеличить ежегодные темпы роста ВВП страны на 0,8-1,4 процентных пунктов, в зависимости от скорости освоения этой технологии. В декабре директор по научной работе в области облачных вычислений компании Google, родившаяся в Китае Фэй-Фэй Ли, запустила в Пекине проект Google AI China.

Тем не менее, Китаю предстоит проделать ещё долгий путь. В другом недавнем докладе McKinsey – «Цифровой Китай: Повышение глобальной конкурентоспособности экономики» – подчёркивается, что уровень дигитализации в США по-прежнему в 4,9 раз выше, чем в Китае. А внутри страны наблюдаются значительные различия в уровне дигитализации в различных секторах.

Работая над ликвидацией этого отрыва, Китай столкнётся с серьёзными рисками. Как отмечает McKinsey, к 2030 году дигитализация может привести к созданию или переносу в новые структуры стоимости, эквивалентной примерно 10-45% выручки в четырёх ключевых секторах – потребление и розничная торговля, автомобили и транспортировка, здравоохранение, фрахт и логистика. Это означает, что в сложившихся производственных цепочках произойдут значительные изменения, и возникнет неопределённость с будущим рабочих мест, потребления и общественно-политического контекста.

Китаю необходимо гарантировать дальнейшее развитие цифровой экономики, одновременно ограничивая риски, связанные с сопутствующими радикальными изменениями, а для этого руководство страны должно внедрять «умное» регулирование. Это, в свою очередь, требует тщательного осмысления факторов, которые сегодня способствуют – и мешают – данному развитию.

Ещё буквально десять лет назад мало кто ожидал столь яркого цифрового прорыва в Китае. Более того, два главных интернет-первопроходца страны – Джек Ма из Alibaba и Пони Ма из Tencent – на ранней стадии терпели неудачи. Однако благодаря готовности китайского руководства к экспериментам и разрешённому доступу к иностранным капиталам и технологиями, эти первопроходцы получили возможность разместить акции своих компаний на зарубежных биржах – Tencent в Гонконге, а Alibaba в Нью-Йорке.

Воспользовавшись преимуществами новых цифровых технологий (а также высококачественной общественной инфраструктуры Китая) для создания своих сервисов, эти первопроходцы дали старт быстрому прогрессу цифровой экономики Китая. Платформа интернет-торговли Alibaba расширила доступ к рынку и снизила транзакционные издержки, вытеснив традиционных посредников, мешавших росту производительности. Сервис WeChat компании Tencent уменьшил стоимость связи, общения, координации и социализации между людьми, стимулируя инновации в  различных отраслях. Обе компании сломали барьеры между производством, дистрибуцией, средствами массовой информации и финансовым сектором, тем самым, повышая масштаб, расширяя охват и увеличивая скорость.

Все эти достижения, которые помогли повысить производительность, доходы и прирост богатства, стали доказательством изобретательности частного сектора. Но они стали возможны благодаря поддержке государства, которое проводило гибкую политику неприменения функциональных правил и регулирования, тем самым, не только дав возможность частным рынкам в Китае расширяться, но и позволив этим рынкам интегрироваться в мировую экономику.

Впрочем, рыночные инновации по своей природе непредсказуемы, а ожидания от инноваций часто оказываются завышены. В случае с цифровой экономикой Китая несовершенное и медлительное регулирование усугубляет эффект дисбалансов в деловой среде, что приводит к появлению серьёзных угроз – финансовым и долговым рискам, загрязнению природы, росту неравенства.

В существующей китайской системе заниматься решением данных проблем должны власти. И в течение последних пяти лет оно пыталось их решать, зачастую применяя старые, несовершенные, зато легкодоступные административные инструменты. Только в одном прошлом году власти Китая постепенно ужесточили регулирование, касающееся криптовалюты биткойн, платформ финансирования B2C, теневого банковского сектора, трансграничных потоков капитала, долговых рынков и рынков ценных бумаг.

Однако такие изменения не устраняют базовых слабостей, способствующих накапливанию рисков. Для того чтобы сделать это, Китаю необходимо создавать более эффективные институты, которые займутся обанкротившимися предприятиями, амортизацией убытков, управлением рисками и поддержанием стабильности. В частности, Китаю нужны: усовершенствованная процедура банкротства, многоуровневые рынки капитала, эффективная система социальной защиты, надёжная программа государственного жилья и прогрессивное налогообложение, способствующее снижению неравенства. В то же время для противодействия злоупотреблениям на рынке Китаю следует принять более строгий закон о конкуренции, создать антикоррупционные механизмы и ввести сильное экологическое регулирование.

По своей сути цифровая экономика благоприятна для рынков, производительности и глобализации. Но без эффективного управления она может привести к возникновению значительных дисбалансов в экономике, которые способствуют политической и социальной нестабильности. И это особенно верно в период масштабных перемен, вызванных быстрым техническим прогрессом, демографическими сдвигами и изменением климата.

Единственный путь, позволяющий воспользоваться потенциалом цифровой экономики и при этом избежать сопутствующих отрицательных рисков, – создать справедливые, инклюзивные общественные институты, защищающие право собственности и гарантирующие эффективность рынков. Иными словами, всё сводится к чёткому, правильному и эффективному разграничению ролей государства и рынка.

http://prosyn.org/IiqGXeM/ru;

Handpicked to read next