2

Создание общества потребителей в Китае

ГОНКОНГ – Набирает обороты трансформация Китая, который переходит от экономики, опирающейся на промышленность и экспорт, к экономике, основанной на секторе услуг и внутреннем потреблении. И это хорошая новость не только для Китая, но и для будущего глобальной экономики.

Происходящие перемены зафиксированы в новом выпуске «Синей книги коммерческого сектора Китая» (2016-2017), подготовленном Fung Business Intelligence и Китайской академией социальных наук. В 2015 году, после более чем десятилетия двузначных темпов роста, объём розничного сектора Китая достиг 30 трлн юаней ($4,6 трлн). Несмотря на падение темпов инвестиций, потребление домохозяйств быстро растёт и сейчас уже превосходит 60% ВВП. И хотя темпы роста потребления замедлились до 10,7%, по прогнозам «Синей книги», объём внутреннего рынка Китая может достигнуть 50 трлн юаней к 2020 году.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Главным мотором этой трансформации стали интернет-технологии. Опираясь на осуществленные ранее масштабные инвестиции в инфраструктуру – порты, аэропорты, дороги, железные дороги и телекоммуникации, – интернет быстро расширяет возможности выбора для китайских потребителей, одновременно снижая цены и ускоряя доставку.

В результате, за последние годы розничные онлайн-продажи в Китае резко выросли: с 6,3% от общего объёма розничных продаж в 2012 году до 12,9% – в 2015 году. К 2020 году 40% всех розничных транзакций в Китае будут, скорее всего, совершаться онлайн. Объёмы онлайн-продаж через мобильные телефоны также подскочили: со скромных 1,5% в 2011 году до 55,5% в 2015 году; к 2018 году они могут достичь 73,8%.

В соревновании за создание крупнейшего в мире розничного интернет-рынка Китай уже обогнал США. При этом китайский рынок онлайн-торговли является ещё и самым быстрорастущим, увеличиваясь примерно на 33% ежегодно. И хотя число пользователей Интернета в Китае значительно выросло (с 253 млн в 2008 году до 688 млн в прошлом году), места для дальнейшей экспансии ещё предостаточно.

Эти успехи стали результатом инноваций, которые содействуют массовому потреблению без затрат на строительство и поддержку дорогой физической инфраструктуры розничной торговли. И действительно, мотором роста мобильных продаж стали потребители с низким уровнем доходов, в первую очередь, в сельских регионах, где более 81% интернет-трафика приходится на мобильные устройства.

Одной из самых главных инноваций стали многосторонние платформы, такие как Alibaba. Они обеспечивают клиентам доступ к продукции, а также услугам логистики, дистрибуции и платежей, что позволяет им конкурировать с традиционными бизнес-моделями, причём с большим успехом. Во втором квартале 2016 года Alibaba объявила, что её выручка от продаж на розничном рынке Китая выросла на 49% по сравнению с прошлым годом. Другая онлайн-платформа – Tencent – отчиталась о росте на 52%.

Связывая малые и средние предприятия (на долю которых приходится 80% рабочих мест в Китае) с потребительской базой, подобные платформы размывают конкурентные преимущества крупных госпредприятий. Более того, хотя распределение доходов от китайской розничной интернет-революции происходит крайне концентрированно, впервые эта концентрация наблюдается не в госсекторе.

В секторе розничных онлайн-продаж через мобильные устройства доля рынка Alibaba в прошлом году составила 84,2%, а у следующего по величине онлайн-рителейра – JD.com – она равнялась лишь 5,7%. В сегменте B2C (business-to-consumer) сервис Tmall, принадлежащий Alibaba, утверждает, что его доля рынка в третьем квартале 2015 года достигала 58%, в то время как у JD.com – лишь 22,9%. В секторе платёжных услуг онлайн доля рынка у платёжной системы Alipay составила 47,5%, а доля Tenpay – 20%; у UnionPay, единственного платёжного сервиса, созданного банковской отраслью, – 10,9%.

В результате, госпредприятия, которые долго специализировались на каком-то одном рынке или продукте, начали понимать, что им нужно переоснащение для конкуренции не только в Китае, но и на глобальных рынках. Учитывая, что реформа госпредприятий уже давно стоит на повестке дня в Китае, этот дополнительный стимул может оказаться очень кстати. Однако остаётся неясным, как именно надо создавать равные условия для здоровой конкуренции и повышать качество размещения капиталов в интернет-эпоху.

Не только крупные компании Китая должны заниматься переосмыслением своих бизнес-моделей. Китайские платформы интернет-торговли становятся всё более глобальными, поэтому они могут также подорвать доминирующие позиции транснациональных гигантов в международной торговле. В 2015 году объёмы международной электронной торговли Китая оценивались в 5,2 трлн юаней, что составляет 17,6% от общих торговых оборотов страны. В следующем году эта цифра может достигнуть 8 трлн юаней, или 23% внешней торговли Китая.

Все эти цифры – прекрасная новость для Китая. В период замедления роста показателей во многих традиционных секторах спасением для экономики может стать розничная интернет-торговля. Впрочем, одновременно она создаёт серьёзную проблему для правительства, которое долго время полагалось на командные методы принятия решений.

Китайская революция в интерне-торговле позволяет потребителям страны самим решать, куда направлять свои деньги. Они могут не только выбирать товары и услуги, которые считают достойными, но и выбирать, где им жить и получать образование. Они становятся главным двигателем перемен на рынке жилья, в производственных цепочках, финансах и даже в монетарной политике.

Задача китайского руководства заключается в том, чтобы более эффективно реагировать на нужды и чаяния граждан страны, в том числе ускоряя прогресс экономических реформ. В частности, им необходимо поэтапно избавляться от устаревающих цепочек поставок, которые обременены избыточными мощностями, просроченными долгами и падающим уровнем занятости, но при этом забирают ресурсы у тех, кто выиграл на рынке интернет-торговли. Подобные приоритеты бросают вызов традиционным подходам к монетарной, фискальной, промышленной, экологической и социальной политике, одновременно тестируя возможности бюрократии и политической системы.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Превращение Китая в общество потребителей будет иметь глубокие последствия для поставщиков и дистрибьюторов товаров и услуг, причём как внутренних, так и глобальных. Поначалу это процесс может ударить по некоторым торговым партнёрам Китая, особенно развивающимся странам, которые давно зависят от спроса Китая на их сырьевую экспортную продукцию. Спад объёмов китайского импорта уже привёл к падению цен на сырьё. Кроме того, зарубежные импортёры могут обнаружить, что сделанные в Китае потребительские товары теперь в большей степени отвечают местным вкусам и предпочтениям.

Какими бы ни были новые вызовы, непреложный факт в том, что процветающий Китай, опирающийся на внутренних потребителей, будет содействовать процветанию глобальной экономики – и формировать её. Мы можем сказать за это спасибо интернет-торговле.