1

Детство в мрачные времена

НЬЮ-ЙОРК, СТОКГОЛЬМ – Прошедший год, вероятно, запомнится своими военными и политическими событиями, но он также должен войти в историю как едва ли не худший год для детей со времён Второй мировой войны.

Фотографии мёртвых, раненых, отчаявшихся от горя маленьких детей появляются в прессе практически ежедневно: вот сидит маленький мальчик, окровавленный, в шоке после бомбёжки его дома; вот из-под завалов извлекают детские тела; вот небольшие могилки на средиземноморском побережье – свидетельство смерти никому не известных детей.

Это очень сильные, вызывающие дискомфорт фотографии. Однако они не в состоянии передать масштабы страданий детей. Более 240 миллионов детей живут сейчас в зонах конфликта, начиная с полей смерти в Сирии, Йемене, Ираке и северной Нигерии и заканчивая хуже задокументированными, но полными ужаса районами Сомали, Южного Судана и Афганистана. Около 50 миллионов детей стали вынужденными переселенцами внутри своих стран или живут за их пределами, больше половины из них насильно лишены родного дома; теперь их жизням и благополучию грозят новые опасности.

Миллионы детей не получают достаточного питания и не ходят в школы; миллионы стали свидетелями неописуемой жестокости; миллионам грозит эксплуатация, жестокое обращение или даже нечто худшее. Это не слова; это реальность.

ООН – при поддержке таких стран, как Швеция, и работая через систему скоординированного гуманитарного реагирования, в которую входит ЮНИСЕФ, –стремится облегчать эти страдания всегда и везде, где это возможно. Однако количество и сложность кризисов, следующих один за другим, стали для этой системы испытанием, с которым она ранее не сталкивалась. Новые проблемы, например экстремизм, увеличивают угрозы для детей, делают доступ к ним более опасным и трудным. Тем временем, вооружённые группировки стали всё чаще выбирать в качестве мишеней школы, больницы и жилые дома, увеличивая страдания невинных людей.

Политическое урегулирование подобных конфликтов является самым надёжным способом прекратить страдания и положить конец дичайшим нарушениям прав человека. Однако пока этот идеальный финал не достигнут, нам надо укреплять способность существующей гуманитарной системы получать доступ к детям, находящимся в наибольшей опасности.

Более 70 лет назад мировые лидеры отреагировали на беспрецедентный гуманитарный кризис, последовавший за Второй мировой войной, созданием новых институтов, чтобы оказать безотлагательную помощь всем, кто в ней нуждался. Эти новые глобальные организации стали фундаментом будущего, основанного на сотрудничестве, диалоге и конкретных результатах, а не на конфликтах, катастрофах и руинах.

Это был поворотный момент в мировой истории. Сейчас мы достигли нового поворотного момента. Мы должны призвать сегодня тот же самый дух солидарности и креативности, который вдохновлял предыдущие поколения, но не для учреждения новых институтов, а для поиска новых путей реагирования на суровые реалии нашего времени.

Прежде всего, нам нужно срочно начать использовать инновации для расширения наших возможностей связи с детьми, отрезанными от помощи в осаждённых районах или населённых пунктах, которые контролируют экстремисты. Нам надо изучить все возможные варианты, например, использование беспилотников для сбрасывания с воздуха продовольствия и медикаментов или разработка мобильных приложений для отслеживания потребностей и поставок на местах, а также повышения безопасности сотрудников гуманитарной помощи. Полноценной замены безопасному, беспрепятственному гуманитарному доступу не существует, но нам надо изучать любые пути оказания помощи детям, находящимся в опасности.

В более широком плане, нам следует лучше координировать работу правительств и организаций по оказанию краткосрочной и долгосрочной помощи, чтобы она стала более эффективной, а каждый потраченный доллар приносил пользу. На фоне распространения хронических кризисов мы должны добиться максимальной синергии между инициативами в сфере гуманитарной и экономической помощи, поскольку они идут рука об руку. То, как мы реагируем на чрезвычайные ситуации, создаёт фундамент для будущего роста экономики и стабильности, а то, как мы инвестируем в содействие экономическому развитию, помогает появлению устойчивости к будущим чрезвычайным ситуациям.

Наконец, нам надо изменить методы настройки правительствами стран мира той критически важной помощи, которую они предоставляют на удовлетворение быстро меняющихся потребностей. В последние годы просьбы о помощи участились, однако государствам, проводившим политику сокращения госрасходов, приходилось находить всё более серьёзные оправдания для выделения помощи зарубежным странам. Многие доноры начали направлять выделяемые средства только на совершенно конкретные цели. Разумеется, подобные ресурсы всегда будут незаменимым инструментом и в гуманитарных программах, и в программах содействия экономическому развитию; однако в современных непредсказуемых условиях критически важно иметь более гибкое, долгосрочное финансирование.

Это так называемое «базовое финансирование» позволяет ООН и неправительственным организациям не только быстрее реагировать в чрезвычайных ситуациях, но и заниматься стратегическим планированием. Данное финансирование позволяет нам предоставлять жизненно важную помощь именно тогда, когда люди в ней больше всего нуждаются, не дожидаясь, пока те или иные страны ответят на конкретные  гуманитарные призывы. Это особенно важно при решении проблем «забытых» кризисов, которые пресса может упускать из вида.

Швеция ужа давно является сторонником подобной гибкой поддержки организаций ООН, поскольку она помогает достичь лучших результатов. По этой причине правительство Швеции недавно решило удвоить свой вклад за 2016 год в базовые фонды ЮНИСЕФ. Сейчас, когда страны мира совместно работают над выполнением новой повестки глобального развития, мы надеемся, что данная практика получит распространение и вдохновит другие правительства склониться в сторону более качественного финансирования гуманитарной помощи и устойчивого развития.

Мы обязаны защищать права, жизни и будущее наиболее уязвимых детей мира. В той степени, в какой нам это удастся сделать, мы сможем повлиять и на наше собственное общее будущее.