0

Несерьёзный разговор в Кашмире

Спустя два года, в течение которых Индия и Пакистан то и дело оказывались на грани ядерной войны, эти страны вновь ведут переговоры о том, как уладить свои разногласия, вместо того чтобы обмениваться угрозами и бряцать ядерным оружием. Но есть ли хоть какой-нибудь шанс, что идущие в настоящий момент переговоры не окончатся таким же провалом, как и прочие бесчисленные попытки договориться друг с другом, имевшие место за последние пятьдесят лет?

25 ноября 2003 года Индия и Пакистан достигли соглашения о прекращении огня вдоль "Контрольной линии" (LoC), международной границы, отделяющей Индийский Кашмир от Пакистанского Кашмира, а также вдоль линии реального контроля над территорией (AGPL) в стратегическом регионе Сиачен. Таким образом, прекращение огня распространяется на огромную территорию: 778-километровая LoC, 150-километровая AGPL и 198-километровая международная граница. Это должно подготовить почву для осмысленного диалога на встрече "Южноазиатской ассоциации за сотрудничество в регионе" (SAARC), которая пройдёт в Исламабаде с 4 по 5-е января.

Более того, Пакистан пошёл на частичные уступки в отношении своего требования - выдвигаемого с момента образования Индии и Пакистана, произошедшего чуть больше полувека назад - о проведении в Кашмире референдума под международным наблюдением для решения вопроса о суверенитете этой провинции. Без сомнения, смелый шаг, но у Индии более жёсткий критерий для проверки серьёзности намерений Пакистана в отношении достижения мирного соглашения: она требует, чтобы Пакистан уничтожил инфраструктуру пограничного терроризма - в частности, учебные лагеря для кашмирских сепаратистов и их собратьев по джихаду из других стран мира.

Однако обеим сторонам нелегко справиться с воинствующими активистами, поддерживающими кипение в "кашмирском котле". Как в Индии, так и в Пакистане кашмирский вопрос - это воистину национальный вопрос. Каждое правительство, и индийское, и пакистанское, берётся за кашмирскую проблему, во-первых, потому, что это помогает ему отвлечь внимание от своих неудач, а во-вторых, из опасения того, что сделают избиратели, если сочтут, что политики идут на уступки традиционному врагу в столь жизненно важном вопросе.