4

Фронт Роухани

ВАШИНГТОН – 17 июня, на своей первой конференции в качестве избранного президента Ирана, Хасан Роухани перевел на несколько иной уровень отношения Исламской Республики с Западом. По ядерной политике он заявил, что «эра приостановки испытаний закончилась»: Иран не согласится прекратить обогащение урана в предстоящих переговорах, но будет стремиться сделать свою ядерную деятельность более прозрачной, чтобы укрепить международное доверие. Более того, Иран пошел бы на прямые переговоры с Соединенными Штатами, если бы США прекратили попытки вмешаться во внутренние дела Ирана и свои «методы запугивания».

Ни одно из этих заявлений не ново. Означает ли это, что мир может не ждать существенных изменений в официальном поведении Ирана после победы Роухани?

Перед выборами сложилось общее впечатление, что верховный лидер Ирана, аятолла Али Хосейни Хаменеи, поддерживал либо Саида Джалили, либо Мохаммада-Багер Галибафа. В последние годы Джалили был ведущим представителем Ирана в международных переговорах по ядерной программе страны. Это сделало его основным объектом критики со стороны Роухани и второго кандидата, Велаяти, советника Хаменеи по международным делам.

По словам Роухани и Велаяти, поскольку Иран в последние годы увеличил число центрифуг, используемых в своей программе ядерных исследований, это повлекло за собой экономически разрушительный ряд международных санкций. Роухани обещал обеспечить дальнейший прогресс ядерной программы, принимая более сильные и разумные дипломатические меры, чтобы предотвратить введение новых санкций и способствовать отмене существующих.