Skip to main content

psanchez1_Jeff J MitchellGetty Images_cataloniaspainflag Jeff J Mitchell/Getty Images

Каталонии, Испании и Европе лучше быть вместе

МАДРИД – Европа – это в первую очередь свобода, мир и прогресс. Мы должны двигаться вперёд с этими ценностями и превратить Европу в ведущую модель интеграции и социальной справедливости, обеспечивающую защиту своим гражданам. Та Европа, к которой мы стремимся, та Европа, которая нам нужна, та Европа, которую мы строим, опирается на демократическую стабильность внутри стран-членов, и она не может смириться с односторонним нарушением своей целостности. Та Европа, которой мы восхищаемся, была построена на принципах совмещения идентичностей и равенства для всех граждан, а также на отрицании националистических идеологий и экстремизма.

Именно по этой причине сепаратистский вызов в Каталонии, задуманный вопреки и вне конституционных рамок Испании и затыкающий рот большинству каталонцев, которые выступают против независимости, стал вызовом для Европы и европейцев. Защита перечисленных выше ценностей в Каталонии сегодня означает защиту открытой и демократической Европы, за которую мы все выступаем.

Испания приняла эти ценности в 1978 году, когда она разработала и ратифицировала полностью демократическую конституцию. Этот исторический документ был одобрен почти 88% избирателей на референдуме. В Каталонии уровень поддержки и явки был даже выше: около 90,5% каталонцев одобрили новую конституцию.

Тем самым, Испания вышла из длинной и тёмной тени диктатуры и заложила фундамент государства, которое основано на принципе верховенства закона и которое сегодня сравнимо с уже давно существующими демократиями Западной Европы. Были восстановлены индивидуальные свободы, за которые боролись и которые завоевали испанцы различных убеждений и происхождения, в том числе многие каталонцы. Конституция 1978 года стала инновационным и прогрессивным ответом на территориальное многообразие Испании, трактуя его как подлинный ресурс, достойный признания. Прошло примерно 40 лет, и в «Индексе демократии», публикуемом журналом The Economist, Испания входит в число 20 стран мира с  полноценной демократией.

Современная Испания занимает второе место в Европе по степени децентрализации, а Каталония пользуется одним из высочайших на континенте уровнем регионального самоуправления: ей переданы полномочия очень широкого спектра, обеспечивающие власть на важнейших направлениях, таких как СМИ и общественные коммуникации, здравоохранение, образование, тюрьмы.

Но сегодня Каталония ассоциируется не только с духом креативности и инициативы, то есть с теми качествами, которыми широко восхищаются во всём мире, но и с глубоким кризисом, вызванным односторонним нарушением конституционного порядка Испании сепаратистскими лидерами региона осенью 2017 года. Лидеры Каталонии пренебрегли всеми требованиями и резолюциями, утверждёнными Конституционным судом, они приняли неконституционные законы о «разрыве» с испанским государством, провели незаконный референдум и провозгласили так называемую Каталонскую республику.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Ни одно государство никогда не допустит одностороннего отделения территории, которая образует часть её конституционного порядка. И ни один демократ не должен одобрять путь, выбранный сепаратистскими лидерами, которые получили менее 48% голосов на региональных выборах. Их мошенническая попытка обретения независимости разожгла народные страсти и – благодаря намеренному распространению фейковых новостей – содействовала возникновению глубокого чувства несправедливости, а также конфронтации с остальной Испанией. Где были голоса тех каталонцев (причём большинства каталонцев), которые выступали против независимости? Где был голос тех испанцев, которые смотрели – в ошеломлении – на прямое нарушение их конституционных гарантий?

Моё правительство отличается тем, что ставит на первое место задачу расширения прав и свобод. Международные организации признают высокие стандарты, которые мы установили в таких, например, вопросах, как гендерное равенство. И поэтому мы никогда не согласимся даже на малейшее ограничение свободы слова. Президент Женералитета Каталонии (каталонского регионального правительства) – это радикальный сепаратист, но ему никто не запрещает свободно выражать свои взгляды, и никто не мешает ему отстаивать их публично, несмотря на всю боль и весь ущерб, которые они причиняют мирному сосуществованию в Каталонии.

Это же относится и к сепаратистским местным советам и органам власти, а также к ассоциациям, которые поддерживают независимость. Они могут выражать своё мнение так, как они хотят, но при условии, что они не предлагают и не поощряют совершение преступных действий. Все испанцы равны перед законом, а Конституция и демократия – это две неразделимые реалии.

Согласно демократическому принципу верховенства закона в Испании, судебная власть полностью независима и имеет право оценивать решения национальных и международных властей. Правительство уважает и подчиняется всем судебным решениям. К ним относится и решение Верховного суда в отношении девяти лидеров сепаратистов, обвинённых в совершении незаконных действий осенью 2017 года. В этом случае суд действовал с максимальной прозрачностью: все слушания транслировались по телевидению в прямом эфире.

Решение Верховного суда вызвало самую разную реакцию: одни считают, что суд проявил излишнюю снисходительность, объявив о наказании тюремными сроками от 9 до 13 лет, а другие организовали демонстрации против этого вердикта. И хотя некоторые из протестов были мирными, другие скатились в экстремальное насилие.

Право на протесты и забастовки входит в число фундаментальных столпов нашей демократии, и я целиком и полностью уважаю тех каталонских граждан, которые мирно реализуют это право. Но организованные и преднамеренные акты насилия, совершавшиеся в Каталонии в последние недели, являются чем-то совершенно иным, они никоим образом не отражают толерантный и гостеприимный дух этого региона.

Незаконная попытка добиться независимости Каталонии руководствовалась дорожной картой, которая хорошо знакома сегодняшней Европе. Она ведёт через сеть лжи, сплетённой из фейковых новостей и вирусных сообщений, и призвана активизировать крайне правых экстремистов и врагов европейской интеграции. Это тот же самый путь, который в других странах выбирают те, кто раскалывает общества с помощью реакционной риторики с целью усилить поляризацию и конфронтацию.

Недавно лидеры этого движения, например, президент главной ассоциации сторонников сепаратизма, стали заявлять, что насилие может быть необходимо ради их дела для привлечения большего внимания. Но если мы что-то и выучили из болезненной и кровавой истории Европы, то этот урок таков: никакие политические амбиции никогда не могут служить оправданием для обращения к насилию, а уже тем более для нормализации насилия в качестве политического инструмента.

Моё правительство ответило на этот вызов пропорционально и с самоконтролем. Я твёрдо верю в том, что в сдержанности – наша сила. Мы отреагировали быстро, восстанавливая мир и стабильность для граждан Каталонии, большинство из которых не согласны с нынешней нестабильной, тупиковой ситуацией. И мы действовали благоразумно, уменьшая риски, которые могут возникнуть в моменты напряжённости, до минимально возможного уровня. Мы не должны забывать об образцовых усилиях и храбрости каталонской полиции (действовавшей при поддержке национальной полиции), которая защищала порядок в тот момент, когда региональные лидеры открыто пренебрегали законом.

Наблюдается абсурдный парадокс: президент Женералитета говорит о незначительном насилии и критикует полицейские силы (которые, кстати, действуют по его приказу) за то, что они выполняли свой долг. И это очень серьёзная ошибка. Я призываю его осудить насилие полностью и однозначно и начать диалог с каталонским народом, который не хочет независимости, а также с теми партиями, которые не поддерживают сепаратизм. Он должен начать действовать как президент всех каталонцев, а не только тех, кто разделяет его политические убеждения.

Я не допущу ещё одной вспышки экстремистского национализма, питаемой обманчивыми рассуждениями, переполненной ложью и направленной на подрыв успехов испанской демократии, ради достижения которых наши граждане и институты работал с таким трудом. В дискуссиях о будущем Каталонии на повестке дня стоит только вопрос заживления ран и сосуществования каталонского народа и общества, а не независимости. Это наша главная задача: гарантировать, что все понимают и все согласны с тем, что односторонний путь к независимости является прямым вызовом фундаментальным демократическим принципам.

Сегодня императивами являются сдержанность и умеренность. Мы будем действовать со всей твёрдостью, необходимой для защиты мирного сосуществования, но при этом действовать разумно, признавая, что у нас есть шанс открыть новую главу для всех нас. Я никогда не отказывался от диалога, если обе стороны готовы действовать в рамках Конституции и права. Я не хочу быть лидером по принципу «мы против них». Моя работа – служить всем испанцам в равной степени.

Имеются различные области для диалога, которые можно будет обсуждать, если лидеры сепаратистов оставят свой односторонний путь. Мы можем говорить и слушать друг друга без угроз или унижений. Я понимаю, что есть открытые раны, есть боль и разочарование. Тем не менее, есть и шанс для надежды, если признать всё, чего мы достигли вместе, и если задуматься о том, что мы можем сделать – вместе – для улучшения благосостояния всех наших граждан. Однако для этого лидеры сепаратистов должны вернуться в рамки Конституции и начать уважать принцип верховенства закона.

Моё правительство позиционирует Испанию как одного из лидеров проекта европейской интеграции, как страну на передовой линии борьбы с величайшими глобальными вызовами нашего времени. Мы обязались укреплять и расширять права и свободы, а также бороться с неравенством. Эти цели выше националистических идей, и нам нужна Каталония и каталонское общество, чтобы помочь достичь их.

https://prosyn.org/s5qyTd8ru;
  1. palacio101_Artur Debat Getty Images_earthspaceshadow Artur Debat/Getty Images

    Europe on a Geopolitical Fault Line

    Ana Palacio

    China has begun to build a parallel international order, centered on itself. If the European Union aids in its construction – even just by positioning itself on the fault line between China and the United States – it risks toppling key pillars of its own edifice and, eventually, collapsing altogether.

    5
  2. rajan59_Drew AngererGetty Images_trumpplanewinterice Drew Angerer/Getty Images

    Is Economic Winter Coming?

    Raghuram G. Rajan

    Now that the old rules governing macroeconomic cycles no longer seem to apply, it remains to be seen what might cause the next recession in the United States. But if recent history is our guide, the biggest threat stems not from the US Federal Reserve or any one sector of the economy, but rather from the White House.

    3
  3. eichengreen134_Ryan PyleCorbis via Getty Images_chinamanbuildinghallway Ryan Pyle/Corbis via Getty Images

    Will China Confront a Revolution of Rising Expectations?

    Barry Eichengreen

    Amid much discussion of the challenges facing the Chinese economy, the line-up of usual suspects typically excludes the most worrying scenario of all: popular unrest. While skeptics would contend that widespread protest against the regime and its policies is unlikely, events elsewhere suggest that China is not immune.

    4
  4. GettyImages-1185850541 Scott Peterson/Getty Images

    Power to the People?

    Aryeh Neier

    From Beirut to Hong Kong to Santiago, governments are eager to bring an end to mass demonstrations. But, in the absence of greater institutional responsiveness to popular grievances and demands, people are unlikely to stay home.

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions