1

Может ли наука спасти мир?

КЕМБРИДЖ – Большинство людей считают, что никогда еще не было лучшего времени чем сейчас для того, чтобы жить. Новшества, которые подстегивают экономический прогресс – информационные технологии, биотехнологии и наноиндустрия – могут повысить уровень жизни как в развитом, так и в развивающемся мире. Мы становимся частью киберпространства, которое может связать любого человека в любом месте со всей мировой информацией и культурой – и с каждым вторым человеком на планете.

Технологии двадцать первого века предложат щадящие в экологическом отношении образы жизни и ресурсы для того, чтобы облегчить тяжелое положение и повысить жизненные шансы двух миллиардов самых бедных людей в мире. Более того, самая большая угроза 1960-х и 1970-х годов – ядерное уничтожение – уменьшилась. Однако, эта угроза может вернуться в случае возобновления противостояния между новыми супердержавами. Есть также и другие риски, связанные с большим коллективным воздействием человечества на планету, а также с растущим влиянием отдельных людей.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Вскоре после Второй Мировой войны физики в Университете Чикаго начали издавать журнал под названием «Бюллетень ученых-атомщиков» с целью способствовать установлению контроля над вооружением. Логотип на обложке Бюллетеня – это часы, на которых близость стрелок к полуночи указывает на суждение редакторов в отношении ненадежности мировой ситуации. Каждые несколько лет минутная стрелка передвигается или вперед, или назад. Ближе всего к полуночи она была в 1962 году во время Карибского кризиса.

Когда Холодная война закончилась, часы Бюллетеня вернулись назад к отметке «без 17 минут полночь». Но часы снова поползли вперед. Мы столкнулись с быстрым наращиванием ядерного оружия (например, в Северной Корее и Иране). Террористы в стиле аль-Каиды охотно могли бы взорвать ядерное оружие в центре города, уничтожив десятки тысяч людей.

Даже если сдержать ядерную угрозу, в двадцать первом веке мы можем столкнуться с новыми серьезными глобальными рисками. Изменение климата принимает угрожающие размеры как главная долгосрочная экологическая проблема этого века. В результате человеческих действий – например, сжигание ископаемого топлива – концентрация углекислого газа уже выросла больше, чем когда-либо за последние 500000 лет, и она растет примерно на 0,5% в год.

Больше всего беспокоит то, что уголь, нефть и газ предположительно будут обеспечивать растущие энергетические потребности мира в течение многих грядущих десятилетий. Если это продолжится, то к 2050 году концентрация CO2 увеличится вдвое по сравнению с доидустриальным уровнем, а впоследствии – втрое по сравнению с этим уровнем.

Мир тратит почти $7 триллионов  в год на энергию и ее инфраструктуру; и все же наших современных научно-исследовательских и проектно-конструкторских усилий не достаточно для того, чтобы решить проблему изменения климата. Не существует единого решения, но некоторые меры, например, лучшая изоляция зданий, помогли бы сэкономить деньги без существенных затрат.

Попытки сэкономить на энергии, благодаря ее хранению и производству "чистыми" или низко-углеродистыми методами, заслуживают приоритета и такого рода обязательств со стороны правительств, которые были приняты по отноше��ию к Манхэттенскому Проекту (в результате которого была создана атомная бомба) или высадке Аполлона на Луну.

Главным приоритетом должны быть скоординированные действия Европы, США и других стран «Большой восьмерки плюс пять», направленные на то, чтобы построить демонстрационные заводы для развития технологий улавливания и захоронения углекислого газа (CCS). Это очень важно, потому что какого бы технического прогресса мы не достигли в области солнечной энергетики и других возобновляемых источников энергии, в течение последующих 40 лет мы будем зависеть от угля и нефти. И все же если растущую кривую ежегодных выбросов не повернуть, то концентрация CO2 безвозвратно достигнет действительно угрожающего уровня.

Человечество должно также отразить другие глобальные “угрозы без врагов”, которые стоят отдельно от изменения климата (хотя и связаны с ним). Потеря биологического разнообразия – одна из самых серьезных таких угроз. Уровень вымирания в 1000 раз выше нормального, и он увеличивается.

Биоразнообразие – важный компонент человеческого благосостояния и экономического роста. Нам явно вредит то, что рыбные запасы сокращаются вплоть до исчезновения. Менее очевидно то, что в тропических лесах есть растения, генофонды которых могли бы быть полезны для нас.

Давление на нашу планету зависит, конечно же, от нашего образа жизни. Мир не мог бы обеспечивать свои 6,5 миллиардов людей, если бы все они жили как современные американцы. Но он мог бы это сделать, если бы даже состоятельные люди перешли на вегетарианскую диету, перестали бы много путешествовать и общались бы виртуально. Новые технологии определят наш образ жизни, а также требования, которые мы выдвигаем в отношении энергетических и экологических ресурсов.

Тем не менее, наши проблемы усугубляются в результате быстрого прироста человеческого населения, которое предположительно достигнет восьми или даже девяти миллиардов к 2050 году. Если рост продолжится после 2050 года, то нельзя не быть мрачным по поводу перспектив большинства людей.

Однако, в настоящее время в более чем 60 странах коэффициент рождаемости ниже уровня восстановления. Если бы это было верно в отношении всех стран, то мировое население стало бы сокращаться после 2050 года – событие, которое несомненно было бы благоприятным.

Все сегодняшние события – кибер, био или нано – создадут новые риски злоупотребления. Американская Национальная Академия Наук предупредила о том, что “Всего несколько людей со специализированными знаниями… могут дешево и легко произвести арсенал смертельных биологических средств.… Расшифровка человеческой совокупности генов и полное толкование многочисленных патогенных геномов… позволяют использовать науку не по назначению для создания новых средств массового уничтожения”.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Не требуется даже организованная сеть; а всего лишь фанатик с таким же мышлением, как у тех, кто в настоящее время создает компьютерные вирусы. В глобальной деревне будут свои деревенские дураки.

В нашем все более взаимосвязанном мире существуют новые риски, которые будут иметь далеко идущие – а возможно и глобальные – последствия. Даже крошечная вероятность глобальной катастрофы недопустима. Если мы будем применять к катастрофическим рискам тот же самый благоразумный анализ, который вынуждает нас покупать страховку – умножая вероятность на последствия – то мы несомненно отдадим приоритет мерам по сокращению такого рода чрезвычайного риска. Решения, которые мы примем как в отдельности, так и вместе в обозримом будущем, повлияют на то, принесет ли наука двадцать первого века благоприятные или разрушительные результаты.