Может ли Египет стать настоящей демократией?

ВАШИНГТОН, округ Колумбия. Уход Хосни Мубарака с поста президента Египта знаменует собой начало важного этапа в переходе этой страны к новой политической системе. Но приведет ли этот политический переход, в конечном счете, к демократии?

Мы не можем знать наверняка, но, основываясь на истории демократического управления и опыте других стран ‑ тема моей книги «Доброе имя демократии: подъем и риски самой популярной формы мирового управления» ‑ мы можем определить препятствия, которые стоят перед Египтом, а также преимущества, которые он имеет для создания политической демократии.

Понимание демократических перспектив любой страны должно начинаться с определения демократии, которая представляет собой гибридную форму правления, слияние двух различных политических традиций. Первая заключается в народном суверенитете, верховенстве народа, которое осуществляется через выборы. Вторая, которая старше и также важна ‑ это право выбора ‑ то есть, свобода.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To read this article from our archive, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you agree to our Terms of Service and Privacy Policy, which describes the personal data we collect and how we use it.

Log in

http://prosyn.org/fJNHnm5/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.