3

Как успокоить Южно-Китайское море

КАНБЕРРА. Ситуация в Южно-Китайском море – которое вместе с Тайваньским проливом и Корейским полуостровом долгое время считали одним из трех основных очагов напряженности Восточной Азии – снова причиняет беспокойство. Заявление Китая о развертывании войск на Парасельских островах сделано через месяц после того, как конкурирующие претенденты на спорные территории повысили накал своей риторики, военно-морское присутствие Китая в спорных районах стало более заметным, и китайцы внесли разлад в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), министры иностранных дел которой не смогли договориться о совместном коммюнике впервые за 45 лет.

Все это похоже на игру на нервах ‑ так же как и аналогичное военное позерство и дипломатическая борьба с 2009 года до середины 2011 года. Неудивительно: простирающееся от Сингапура до Тайваня Южно-Китайское море является вторым по загруженности в мире морским путем, по которому проходит одна треть глобального транзита.

Все больше соседствующих государств выдвигают все больше претензий ко все большим частям Южно-Китайского моря ‑ и, как правило, выдвигают эти претензии с все более резким национализмом ‑ чем к какому-либо другому сопоставимому водному пространству. И теперь оно рассматривается как основной полигон китайско-американского соперничества, на котором Китай расправляет свои новые крылья, а Соединенные Штаты пытаются их обрезать, чтобы сохранить свое собственное региональное и глобальное первенство.

Правовые и политические вопросы, связанные с конкурирующими территориальными претензиями – а также морскими правами и правами на энергетические ресурсы и навигацию, связанные с ними ‑ умопомрачительно сложны. У историков будущего вполне может возникнуть соблазн сказать о проблеме Южно-Китайского моря то, что лорд Пальмерстон удачно сказал о Шлезвиг-Гольштейне в ХIХ веке: «Только три человека когда-либо понимали его. Один из них убит, один сошел с ума, а третий – это я ‑ и я забыл».